Ответственность за злоупотребление доминирующим положением

Ирина Резникова
Ирина Резникова

Руководитель департамента защиты товарных знаков

У Ирины Резниковой более 17 лет юридической практики, в том числе она более 10 лет возглавляла юридические службы крупных лизинговых компаний. Также принимала у...

Подписка на информационную рассылку

Получая исключительные права на программное обеспечение или общеизвестные устройства, компания начинает обладать существенным превосходством относительно оппонентов и пытается гарантировать себе доминирующее положение на рынке ИТ. Такая ситуация не будет считаться отрицательным явлением и противоправным действием до того момента, когда организация не воспользуется им нечестным образом. 

Рассматривая вопросы, напрямую относящиеся к преступному использованию рыночной власти, стоит отметить такое явление, как злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением, обычно связанное с недобросовестной конкуренцией и монополизацией рынка.

Статья 34 Конституции Российской Федерации закрепляет основание на предпринимательскую и непротиворечащую закону экономическую деятельность, однако вышеупомянутая монополизация и противоправная конкуренция запрещена. При помощи такого подхода появляется возможность балансировать между свободой коммерческого участия и устранением покушения на нее остальных игроков рынка. 

Статьей 10 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» действия или бездействие доминирующего хозяйствующего субъекта, эффект от которых есть или будет недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов иных хозяйствующих субъектов, табуированы.

В законодательной системе легальное определение злоупотребления доминирующим положением отсутствует, но если проанализировать законодательные положения, то можно сделать упор на некоторых признаках, которые помогут объяснить данный термин. 

В первую очередь, хозяйствующему субъекту необходимо занимать доминирующее положение, которым обычно называют положение субъекта в определенной товарной нише, и которое дает потенциал для оказания решающего влияния на обстоятельства обращения продукта, затруднения доступа другим субъектам на него или устранения их из этого участка рынка. Кроме того, чтобы субъект можно было назвать доминирующим, его доля должна быть больше пятьдесяти процентов

Исключение может составить случай, когда несмотря на указанные величины было установлено, что положение хозяйствующего субъекта не есть доминирующее. Если размер доли больше тридцати пяти процентов, но меньше пятидесяти, то доминирующее положение должно быть определено антимонопольным органом согласно определенным критериям. В качестве примера можно привести притеснение хозяйствующим субъектом с долей сорок процентов на рынке компьютерных 3D-игр права входа в этот предпринимательский сегмент новым конкурентам.

Во вторую очередь, хозяйствующему субъекту необходимо произвести действие, предполагающее активное и пассивное поведение. Также, следствием этих действий считается наступление или вероятность наступления для других субъектов, чьи права охраняет антимонопольное законодательство, неблагоприятных последствий. В равной мере должно быть наличие беспристрастной корреляции между действием и последствиями.

Но, так или иначе, встает вопрос о том, какие именно акты злоупотребления можно отнести к ИТ-сфере? Если разграничивать эту сферу от других, то следует акцентировать внимание на отношениях между организацией и потребителем, которые связаны с функционалом информационно-телекоммуникационных сетей, предоставлением к ним доступа и приобретением digital-контента и технологий. В них особенно часто встречается злоупотребление доминирующим положением. Примерами форм злоупотребления считается постановка монопольно низких или высоких цен, принуждение контрагента к невыгодным условиям договора и создание дискриминационных обстоятельств.

Громкое дело

В 2015 году Федеральная антимонопольная служба инициировала расследование после обращения компании «Яндекс» в отношении компании «Google Inc.», которая разработала операционную систему Android и магазин приложений Google Play. «Яндекс» заявил, что оппонент навязывал свою разработку и это привело к снижению мотивации пользователей скачивать другие альтернативные приложения, таким образом ограничив возможность конкуренции в данном сегменте рынка. 

Комиссия ФАС пришла к выводу, что нарушения «Google Inc.» заключались в предоставлении производителям мобильных устройств своего приложения «Google Play» на включающих обязательную предустановку приложений «Google» и установку его поисковой системы по умолчанию условиях. Также от контрагентов требовалось размещение предустановленных приложений «Google» в строго ограниченных местах главного экрана мобильного устройства и воздержание от предустановки приложений иных разработчиков.

«Google Inc.» аргументировала это неразумностью выделения отдельных приложений из пакета базовых приложений и отсутствием направленности на ограничение конкуренции, но Федеральная антимонопольная служба выдала предписание внести коррективы в соглашения с производителями мобильных устройств и уведомить всех пользователей «Android» о возможности деактивации предустановленных сервисов и установки альтернативных приложений и о возможности смены поиска в браузере «Google Chrome». Так же на компанию был наложен штраф в размере 438 миллионов рублей. После «Google Inc.» безуспешно пробовала оспорить это решение.

Привлечение к ответственности

Приведенный пример показывает, что основными инструментами, которые применяются антимонопольными органами, чтобы развивать конкуренции и пресечения нарушений, являются вынесение предписаний с обязательными для исполнения поведенческими условиями и решения о привлечении к ответственности, которые в будущем можно оспорить через суд. В свою очередь, согласно Разъяснениям Президиума ФАС России «№8 «О применении положений статьи 10 Закона о защите конкуренции», вступившим в свою юридическую силу в июне 2017 года, ФАС не может инициировать возбуждение дела минуя предшествующее предупреждение касательно запретов, которые связаны с навязыванием условий договора, невыгодных контрагенту и не относящихся к предмету договора, с беспочвенным отказом/уклонением от подписания договора с некоторыми покупателями, с неаргументированной установкой тарифов на один и тот же товар и с формированием дискриминационных условий.

Ответственность за злоупотребление доминирующим положением устанавливает статья 14.31 КоАП РФ. Наложенный административный штраф для должностных лиц составит от пятнадцати до двадцати тысяч рублей, для юридических лиц – от трехсот тысяч до миллиона рублей, если деяния хозяйствующего субъекта привели или могут привести к ущемлению иных субъектов. Если же результат недобросовестных действий есть или будет недопущение, притеснение или устранение конкуренции, то на юридическое лицо может быть наложен штраф в размере от 0,01до 0,15 процента от суммы выручки от продажи товара, на рынке которого произошло правонарушение, либо от суммы расходов на приобретение товара, но не больше, чем 0,02 процента от общей суммы выручки от продажи всех товаров, и не меньше, чем 100 тысяч рублей.

Почему данная проблема актуальна?

По мере развития информационных технологий, данный вопрос приобретает все большую актуальность. Производство и продвижение того или иного продукта требует денежных вложений, которые компания планирует окупить, в том числе и при помощи требований к пользователям и постановки особых условий использования товара. Но такая расстановка дел отнюдь не содействует улучшению конкурентноспособного климата и может ограничивать желания других игроков рынка.

Правовые способы защиты от недобросовестного поведения доминирующих на каком бы то ни было рынке субъектов используются для достижения баланса между частными и общественными интересами. Бесспорно, обеспечение подобных мер требуется современной экономике, чтобы первоочередно оберегать заинтересованность потребителя. Однако исследования показывают, что когда разговор идет о цифровом контенте и инновационных услугах, то количество игроков рынка ограничено, и обычно они занимают его практически весь, конкурируя друг с другом.

Смогут ли менее крупные производители обеспечить себе аналогичный уровень дохода и качество услуг, если ограничить монополизацию и обеспечить свободную конкуренцию? Открытым остается и такой вопрос – всегда ли конкурентная политика, рассчитанная на долгоиграющий положительный прогноз в отношении еще развивающихся хозяйствующих субъектов, себя оправдывает?