Изменения в законе о банкротстве в части субсидиарной ответственности

Виталий Тукманов
Виталий Тукманов
Руководитель проектов

Федеральным законом от 29.07.2017 № 266-ФЗ были внесены масштабные изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее также «Закон о банкротстве», «Закон») – в нем появилась новая глава III.2, регламентирующая ответственность руководителя-должника и иных лиц в деле о банкротстве.

Внесенные изменения финализируют многочисленные поправки, связанные с субсидиарной ответственностью, дополняющие Закон о банкротстве, и, безусловно, должны быть оценены положительно, поскольку существенно усложняют реализацию различных стратегий недобросовестных предпринимателей, считающих банкротство компании весьма привлекательной альтернативой реальным расчетам с кредиторами.

Выделим наиболее значимые изменения, а также оценим возможные последствия некоторых из них для лиц, заинтересованных в привлечении контролирующих должника лиц к ответственности.

1. Законодательно закреплена возможность привлечения к ответственности не только руководителей и участников (акционеров), данные о которых отражены в ЕГРЮЛ, но и реальных владельцев бизнеса.

В целях реализации данной возможности в Законе было уточнено понятие контролирующего должника лица. Теперь оно раскрыто более полно, и наряду с формальными признаками (доля в уставном капитале, родство и т.д.) в Законе также указано, что контролирующим должника может признаваться лицо, имеющее возможность определять действия должника иным образом, и иным образом оказывающее определяющее влияние на руководителя и членов органов управления должника. Кроме того, презюмируется, что лицо, извлекающее выгоду из незаконного и недобросовестного поведения руководителя или иного лица, действующего на формальных основаниях от имени компании, является контролирующим должника.

Дополнительно, в силу п. 5 ст. 61.10 Закона о банкротстве арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника и по иным основаниям.

Представляется, что включенные в Закон вышеуказанные формулировки хотя и являются достаточно абстрактными (как следствие максимально широкими), но именно они призваны обеспечить возможность судам признавать реальных владельцев бизнеса контролирующими должника лицами и привлекать их к ответственности.

Согласно сложившейся судебной практике на текущий момент кредиторам или конкурсному управляющему практически невозможно привлечь к ответственности лицо, формально не отвечающее критериям, установленным прежней редакцией Закона о банкротстве. Так, например, при рассмотрении дела № А40-51764/14, суды трех инстанций не признали контролирующим должника лицом, участника, владеющего 49% процентами долей уставного капитала компании.

Еще одним аргументом в пользу стремления выявления реальных владельцев бизнеса является закрепленная в Законе возможность арбитражного суда уменьшить или полностью освободить от ответственности лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, если это лицо докажет, что оно при исполнении функций органов управления или учредителя (участника) юридического лица фактически не оказывало определяющего влияния на деятельность юридического лица (осуществляло функции органа управления номинально), и если благодаря предоставленным этим лицом сведениям установлено фактически контролировавшее должника лицо. То есть теперь номинальный директор (участник), часто не способный удовлетворить требований кредиторов, может раскрыть лицо, реально принимающее управленческие решения, и если представленные им сведения окажутся достаточными, владелец бизнеса должен будет отвечать по долгам своей компании.    

2. Расширен перечень обстоятельств, при наличии которых презюмируется вина контролирующих должника лиц в невозможности полного погашения требований кредиторов.

Согласно новым положениям Закона предполагается, что невозможность полного погашения требований кредиторов возникла вследствие действий (и/или бездействия) контролирующего лица также при:

  • отсутствии или искажении на момент введения наблюдения или признания должника банкротом документов, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами;
  • на дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице: в единый государственный реестр юридических лиц на основании представленных таким юридическим лицом документов, в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо.

Данные нововведения следует считать продолжением идеи, уже заключенной в прежней редакции Закона – отсутствие тех или иных документов, которые являются важными, и без которых невозможны полноценное ведение процедур банкротства и как следствие корректные расчеты с кредиторами, является основанием для привлечения ответственных лиц к субсидиарной ответственности по долгам компании.

При этом следует помнить, что не всякое отсутствие указанных в Законе документов является основанием для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности. Отсутствие документов или искажение информации в них обязательно должны являться причиной существенного затруднения проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирования и реализации конкурсной массы. Данный вывод неоднократно подтверждался в судебной практике. Так, например, при рассмотрении дела № А48-2087/2011 Арбитражный суд Центрального округа отправил его на новое рассмотрение, поскольку судами нижестоящих инстанций не был исследован вопрос о наличии причинно-следственной связи между непередачей директором документации и невозможностью формирования конкурсной массы.  

3. В размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица не включаются требования, принадлежащие этому лицу, либо заинтересованным по отношению к нему лицам.

Такие требования не подлежат удовлетворению за счет средств, взысканных с контролирующего должника лица. Отсутствие законодательного регулирования данного вопроса на практике порождало достаточно сложностей при распределении имущества, которое могло быть получено от контролирующего должника лица в порядке привлечения его к субсидиарной ответственности. 

Кредиторы были вынуждены доктринально и через общие принципы добросовестности, недопустимости злоупотребления правом в суде обосновывать ошибочность подхода, при котором часть денежных средств, взысканных с ответственного лица, не распределяется между кредиторами, так как они фактически возвращаются обратно лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности, потому что его требования также включены в реестр. При этом автору статьи, лично столкнувшемуся с данной проблемой, не удалось найти судебный акт, уровня кассации и выше, в котором бы была подтверждена справедливость позиции кредитора. Стоит надеяться, что с внесением изменений практика будет формироваться по иному пути.

4. Увеличен срок для обращения с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Привлечение к субсидиарной ответственности теперь возможно в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, а также после завершения процедуры банкротства.

По новым правилам обращение с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности возможно в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований, ранее такое заявление могло быть подано в течение одного года.

Правом на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности теперь обладают арбитражный управляющий, представитель работников должника, работники или бывшие работники должника, перед которыми у должника имеется задолженность, уполномоченные органы и конкурсные кредиторы. Здесь важно отметить, что незадолго до принятия Главы III.2 в Закон о банкротстве вводилось новое правило, в соответствии с которым обратиться с заявлением мог только арбитражный управляющий. Однако в действующей редакции Закона право на обращение с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности кредиторам возвращено. При этом лица, имеющие право на подачу заявления, теперь могут это сделать в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, введения стадии конкурсного производства дожидаться не обязательно.

5. Возможность инициировать привлечение контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности после завершение конкурсного производства.

Раньше недобросовестные владельцы бизнеса считали нормой провести процедуру банкротства компании, «обнулить» по итогам ее проведения требования всех кредиторов и забыть про все обязательства, так как если бы их никогда не существовало. Теперь же прекращение деятельности компании больше не является финальной стадией расчета с налоговыми органам и кредиторами. В случае если будут выявлены основания для привлечения контролирующих должника лиц к ответственности, то соответствующее заявление может быть подано и после завершения конкурсного производства, а также в случае прекращения производства по делу о банкротстве в связи с недостаточностью средств, необходимых для финансирования процедуры. Срок, установленный для подачи такого заявления, составляет три года со дня завершения конкурсного производства (прекращения производства по делу).

6. Кредиторы получили возможность взыскания денежных средств в свою пользу.

В прежней редакции Закона о банкротстве (п. 8 ст. 10) содержалась довольно лаконичная формулировка, в соответствии с которой денежные средства, взысканные с лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности, подлежали включению в конкурсную массу; кроме того, предусматривалась возможность реализации требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по правилам ст. 140 Закона (уступка прав требований путем их продажи). Такое положение, конечно, не могло устраивать кредиторов, так как на практике было совсем не ясно, кто и как должен выбирать способ распоряжения правом, какие механизмы воздействия есть у несогласных с выбранным способом кредиторов.

По новым правилам, закрепленным в ст. 61.17 Закона о банкротстве, налоговые органы и кредиторы, сумевшие добиться привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, получили возможность самостоятельного (без участия арбитражного управляющего и иных кредиторов) взыскания с них денежных средств в сумме, соответствующей размеру задолженности должника перед ними. В Законе довольно подробно прописана процедура выбора способа и его последующей реализации.

Данные изменения должны помочь, в первую очередь, пресечь недобросовестные действия арбитражных управляющих (часто действующих в интересах контролирующих должника лиц) направленные на реализацию всей массы прав требований к контролирующему лицу по заниженной цене, что само собой не способствует реальной защите интересов кредиторов.

Помимо вышеизложенного в качестве положительных изменений стоит также отметить новые положения Закона, подробно регламентирующие саму процедуру обращения с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности и его рассмотрения судом.

Не осталось без внимания и положение лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, теперь они имеют права и несут обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчики по поданному заявлению. Также за ними закреплено право обратного требования (регресса) к должнику по делу о банкротстве в размере выплаченной суммы; такое требование удовлетворяется после всех других требований, причем не только включенных в реестр, но и «зареестровых».

В завершении хотелось быть еще раз отметить положительный характер изменений, внесенных в Закон о банкротстве. Новые правила должны существенно упростить жизнь кредиторов, основной интерес которых состоит не в формальном проведении процедуры банкротства, а в реальном получении денежных средств с недобросовестных владельцев, часто рассматривающих банкротство компании как очень удобный и, главное, безопасный для себя способ ухода от исполнения существующих обязательств. В перспективе положения о субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц должны быть развиты судебной практикой и могут стать основным инструментом в борьбе с недобросовестными банкротствами.

Читать на Zakon.ru

Другие материалы автора

Будьте в курсе событий

Подпишитесь на информационную рассылку, чтобы получать уведомления об изменениях в законодательстве, заранее узнавать о новых правилах ФИПС и ценовых предложениях для наших клиентов.