Карточный домик: сколько приносит жилье для поклонников минимализма

Алексей Федоряка
Алексей Федоряка
Руководитель департамента промышленной собственности

Архитектор Иван Овчинников нашел свою нишу на рынке загородного строительства. Его компактные модульные дома собирают из готовых блоков, что делает их дешевле, ускоряет сборку и позволяет видоизменять, докупая новые блоки.

«Модульный дом как конструктор: базовая модель — это жилая комната, санузел, кухня. Потом можно добавлять веранды, террасы и новые комнаты», — объясняет основатель компании «ДубльДом» Иван Овчинников.

Фокус в том, что производимые «ДубльДомом» типовые модули можно объединять друг с другом и перемещать. То есть родился ребенок — купил новый модуль с дополнительной комнатой, появилась необходимость переехать — погрузил дом на трейлер и поставил на новом месте.

В условиях российского климата в такое верится с трудом, но даже здесь в модульных домах люди живут круглый год.

Первый дом комом

36-летний Иван Овчинников — потомственный архитектор. Его бюро BIO-architects занималось организацией архитектурного фестиваля «Города» и творческой резиденции «АрхФерма», создавало арт-объекты, мебель и дома на заказ.

В 2013 году Овчинников решил наконец сделать жилище для себя. «Как архитектор и производственник, я понимал, что классно было бы делать архитектуру на заводе», — рассказывает Овчинников. По его словам, такой подход позволяет экономить время и снижает затраты. Так и сформировалась идея производить готовые модули в цехе, а затем из них собирать здание.

Собственно, идея не оригинальна: в России давно пользуются спросом каркасные дома, элементы которых изготовляются в фабричных условиях, а затем собираются на участке. Но Овчинников пошел дальше — его дома производятся по технологии prefab, то есть модули собираются в цехе под ключ. Затем их привозят и устанавливают на подготовленной площадке (чаще всего используется свайно-винтовой фундамент, но можно и другие). В итоге работы на месте занимают один—семь дней против трех-четырех недель у каркасных и минимум нескольких месяцев у кирпичных и блочных.

Правда, традиционные загородные дома могут быть высотой до трех этажей (это законодательное ограничение для индивидуального строительства), а модульные конструкции всегда одноэтажные. Максимальная высота такого дома — 3,6 м. Кроме того, главным недостатком модульных конструкций директор по строительству дачного поселка «Деревня» Сергей Ожерельев считает недостаточный опыт эксплуатации в России, то есть пока не понятно, насколько долговечны эти строения.

Сборка первого дома заняла у Овчинникова около четырех месяцев, а мастерской служила площадка загородной резиденции «АрхФерма», которую он развивал. Собирал и разрабатывал конструкцию архитектор в здании бывшего коровника, которое было переделано в столярный цех. Площадка фактически досталась даром, на материалах тоже удалось сэкономить: в ход шло то, что осталось от очередной выставки. Использовали утеплитель, залежавшийся после фестиваля, провода и даже окна, оставшиеся от предыдущих проектов. Строительство первого дома площадью 26 кв. м обошлось архитектору всего в 500 тыс. руб.

Когда конструкция была готова, ее перевезли на участок по соседству с территорией фестиваля одним рейсом на обычной грузовой машине.

Но дальше все пошло не по плану. Главная ошибка, говорит Овчинников, заключалась в том, что он отступил от первоначальной идеи и перенес доделку дома на участок. Из-за этого вместо одного дня дом пришлось собирать три недели: ездить на строительный рынок за недостающими материалами, мелочами вроде переходников и другими деталями, о которых сразу не подумали. Погода тоже подвела: дождь и грязь тормозили процесс.

Проверку зимой дом не прошел: замерзла вода в трубах.

Доступное жилье

Овчинников проанализировал недочеты, утеплил проблемные места, перенес водопровод и начал производство второго дома, рассчитывая, что сможет его продать. Покупатель нашелся уже через две недели. Им стал профессиональный строитель, которому модульный дом показался интересным экспериментом.

В 2014 году Овчинников арендовал производство в Подмосковье, под Троицком, и начал постепенно расширять продуктовую линейку. В итоге теперь можно получать дома площадью от 26 до 130 кв. м. Чем больше используется модулей, тем больше площадь. Предприниматель начал строить модульные плавучие дома, хозяйственные постройки и сауны. Он настроил процесс так, что все необходимое делается на производстве: стены, кровля, проводка и даже сантехника. Остается только привезти комплект на участок, установить на фундамент и подключить коммуникации.

В первый год на производство одного дома уходило три месяца, сейчас мощность предприятия выросла до восьми-девяти в месяц. В основе каждого «ДубльДома» лежит деревянный каркас с утеплением из минеральной ваты и ветрозащитным листом. Одна стена дома полностью стеклянная, но Овчинников уверяет, что «ДубльДом» выдерживает морозы в 30 градусов и ниже благодаря заложенной в конструкцию энергоэффективности — на нее работают простой двухскатный объем, отсутствие сложных узлов и мест промерзания, качественный утеплитель по всему периметру. Если здание грамотно вписано в ландшафт и окна смотрят на юг и юго-запад, то, по словам Овчинникова, это также помогает экономить на отоплении.

«Зимой в таком доме и правда не холодно. Я там всегда живу. Почти не топлю печку, обычно использую электричество», — говорит Виктор Саксон, редакционный директор портала Rambler.ru и владелец модульного дома площадью 60 кв. м в Подмосковье. Его счет за электроэнергию с сентября 2016 года по февраль 2017-го составил 27,5 тыс. руб.

Дом Овчинникова меньше. За отопление, освещение, горячую воду, насос, септик и бытовые приборы он платит около 2,2 тыс. руб. в месяц. По его словам, сохранение окружающей среды и бережное потребление ресурсов — одна из ключевых идей модульного дома.

Скандинавский минимализм

По последним данным Росстата, в 2015 году в эксплуатацию в России было введено 85 млн кв. м жилья, из них 35 млн кв. м пришлось на индивидуальное жилищное строительство. Как правило, в этом сегменте дома строятся из бруса, кирпича, блоков и панелей. В последние годы моду набирает каркасное домостроение, а модульные дома — экзотика. «Из-за «нишевости» направления говорить о динамике спроса затруднительно, однако я считаю, что модульное домостроение, если подходить к нему с умом и не стараться на всем сэкономить, имеет хорошие перспективы», — говорит Дмитрий Таганов, руководитель аналитического центра «ИНКОМ-Недвижимость».

Согласно результатам прошлогоднего исследования этого центра, 80% потенциальных покупателей загородной недвижимости совершенно не важно, по какой технологии построен дом, если он отвечает их требованиям по цене, в нем тепло и комфортно.

Непосредственные конкуренты «ДубльДома» — Ideadom, «Дом-Ковчег», «Модульдом», а также строители каркасных домов «Терем», «Зодчий», «Наносфера», Good wood, Izburg и др. Каркасные и модульные дома дешевле кирпичных в среднем в два-три раза.

Наибольшей популярностью модульные дома пользуются в скандинавских странах. Помимо дерева для их создания используют контейнеры для грузоперевозок и даже железнодорожные вагоны. Это часть глобального тренда на минимализм. «Основная идея заключается в соблюдении баланса между работой и отдыхом, пользой и удовольствием, скромностью и яркостью. Смысл в том, чтобы пользоваться вещами, действительно необходимыми, вещами, которые не нарушают гармонию природы. Больше воздуха, меньше хлама — этому принципу соответствует модульный дом, собранный из экологически чистых материалов», — считает Маргарита Лефикайте, дизайнер интерьеров IKEA.

Пристройка к бизнесу

Поначалу идею Овчинникова всерьез не восприняли даже его друзья-архитекторы, но постепенно модульные дома стали набирать популярность. «Сейчас это полноценные дома для круглогодичного проживания. В них живут семьи, растут дети», — говорит Овчинников.

Вместе со спросом появились предложения о партнерстве от архитекторов и строительных бригад из регионов. Тогда Овчинников разработал франшизу. Паушальный взнос составляет 450 тыс. руб., роялти — 5%. Иван изучает каждое производство и может отказать, если оно не соответствует его требованиям.

Представители «ДубльДома» сейчас работают в Подмосковье, Санкт-Петербурге, Казани, Смоленске, Воронеже, Екатеринбурге и даже в Чехии. В 2018 году откроется производство в США: у местных партнеров уже есть 200 предзаказов, говорит Овчинников.

Нияз Гараев, франчайзи из Казани, узнал о «ДубльДоме» в 2015 году. Он тогда строил дом для своей семьи, но, как обычно, стройка затянулась. Гараев управлял собственной веб-студией и решил, что дома, как и сайты, нужно производить «на конвейере». Он увидел проекты Овчинникова и настолько проникся идеей, что забросил IТ-бизнес и решил стать строителем. Между знакомством с Иваном Овчинниковым и покупкой франшизы прошло всего десять дней.

По словам Гараева, первое время продаж почти не было: в Татарстане только присматривались к модульным домам. Предприниматель сам поселился в модульном доме площадью 130 кв. м и стал вести блог, где рассказывал о плюсах и минусах необычного строения. Через год появились первые покупатели. «Теперь мы прирастаем реальными клиентами, а до этого у нас была армия виртуальных», — рассказывает предприниматель.

Вместе с франчайзи у Овчинникова появились многочисленные конкуренты, которые частично или полностью копируют идею, внешний вид домов и даже торговую марку. Некоторые размещают на своих ресурсах фотографии и описания домов с сайта «ДубльДома».

По словам Алексея Федоряки, руководителя практики защиты промышленной собственности патентно-адвокатского бюро «Гардиум», если клоны используют чужой товарный знак и «воруют» фотографии и тексты, с них можно взыскать компенсацию в суде, а также привлечь к административной ответственности в виде штрафа до 40 тыс. руб. за нарушение авторских прав и до 500 тыс. руб. за недобросовестную конкуренцию.

Овчинников уже запатентовал товарный знак и патентует технологию. Но архитектор считает борьбу с клонами в судах малоэффективной: на место одних придут другие. Для него основные инструменты борьбы — снижение цены за счет масштабирования производства и запуск новых разработок. По его наблюдениям, клоны обычно демпингуют, начинают экономить на материалах и в итоге быстро разоряются.

РБК связался с одним из клонов, использующих фотографии с сайта «ДубльДома». Антон Милехин, представитель «Компактдома», рассказал, что строительство модульных домов для его компании было экспериментальным проектом. Он с партнерами изучил проекты Овчинникова и собрал 35 похожих строений. Продать удалось 32 дома по цене от 650 тыс. до 1 млн руб. — на 34% дешевле оригинала. Но на этом эксперимент решили прекратить, так как бизнес оказался нерентабельным.

Модульная экономика

Себестоимость модульного домостроения снижается по мере роста объемов производства. «Первый дом на продажу стоил $30 тыс. Это был малюсенький, без веранд и дополнительных аксессуаров домик. Сейчас за $25 тыс. мы делаем полноценный дом площадью 43 кв. м с большой гостиной, печкой, хорошими материалами и верандой», — говорит Овчинников.

Ценник «ДубльДома» колеблется от 990 тыс. до 5 млн руб., средний чек — 2,5 млн руб. Иногда покупатели просят сделать дом на заказ — самый дорогой «ДубльДом» обошелся в 7 млн руб.

Всего за три года продано около 200 домов. Чаще всего модульные дома покупают семейные пары, причем, по наблюдениям Овчинникова, среди клиентов люди с самыми разными доходами: некоторые берут потребительские кредиты на приобретение самой маленькой модели, а некоторые прилетают на приемку дома на собственных вертолетах. По отзывам клиентов, 40% покупателей живут в «ДубльДоме» постоянно, а 60% используют как временное жилье, дачу.

Сейчас на производстве работают 32 человека. Оборот компании за 2016 год составил около 70 млн руб. В первом квартале 2017 года оборот достиг 32,8 млн руб., а прибыль — 7,6 млн руб., из которых 2 млн руб. — роялти и иные поступления от франчайзи. По словам Александра Федякова, руководителя производства «ДубльДома», выручка от продажи домов собственного производства выросла на 145%, а прибыль — на 102% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Почти половину расходов составляют затраты на сырье и материалы, причем поиск поставщиков остается одной из основных проблем. «Пиломатериалы — исторически полукриминальный бизнес в России», — делится Овчинников. По его словам, в Чехии найти качественное дерево легче, чем в России.

Для Овчинникова «ДубльДом» больше чем бизнес. Он уверен, что архитектура может менять мир и общество. «Мы делаем дома, которые по своей сути являются открытыми: у них открытая внутренняя планировка, фасады, у них открытая энергетика. И если люди живут в таких домах, то они должны становиться свободнее», — говорит предприниматель.

А свой первый «ДубльДом» Овчинников перевез из Тульской области в Подмосковье, в нем и живет.

Взгляд со стороны

«Модульный дом в контейнер не засунешь»

Основатель строительной компании «Стройся Вятка» Михаил Пономарев:

— Модульные дома — это, по сути, те же каркасные. Но их сложнее транспортировать. Мы отправляем свой дом комплектом, он укладывается в машину маленькими панельками. А модульные дома перевозятся готовыми блоками, они более громоздкие и не везде их можно провезти: машина может не пройти через лес или болото. Для модульного дома нужен грузовой транспорт. Например, мы отправляем дома на Камчатку железнодорожным транспортом, модульный дом в такой контейнер не засунешь.

«Народ клюет на цену»

Директор по строительству дачного поселка «Деревня» Сергей Ожерельев:

— У меня нареканий к продукции Ивана нет, хорошие домики. Но они позиционируются как дома для круглогодичного проживания. Народ клюет на цену: дешево — значит хорошо. И на скорость: быстро — тоже хорошо. Вопрос, который возникает, — это долговечность. Изначально каркасные и модульные дома все-таки позиционировались как дачи для сезонного проживания. Согласно СНиПам, средний срок службы такого жилого строения — от 25 лет, для каменных домов — от 50 лет. По деревянным модульным домам статистики пока нет. Простоят ли они больше пяти—десяти лет, никто не знает.

«Никто не будет строить элитные дома в виде модулей»

Партнер агентства недвижимости Cushman & Wakefield Денис Соколов:

— Понятно, что никто не будет строить элитные дома в виде модулей, но обычным людям нужны комфортабельные и дешевые здания, это основные требования. А модульность преследует две цели: оптимизация затрат за счет эффекта масштаба и гибкость пространства. Посмотрите на многоквартирные дома! В моде раньше были большие квартиры, теперь застройщики кинулись делать квартиры-студии. Они же долго строят, за это время спрос может качнуться в другую сторону, через пару лет они могут стать невостребованными. Модульный подход более гибкий: можно объединять модули и увеличивать площадь жилья. Идея хорошая.

Читать на РБК

Другие материалы автора

Российская газета

Суррогат по кругу

Если верить статистике, петербуржцы стали меньше пить. Например, в 2014 году на склады Северной столицы завезли 31,3 тысячи декалитров спиртного, а в прошлом году - уже 24,7. Причем, возросли остатки. К концу 2014-го оптовики не смогли реализовать 3,5 тысячи декалитров алкоголя, а в прошлом году - уже 4,1 тысячи. Из всего этого можно сделать позитивный вывод, что жители Петербурга решили отказаться от вредных привычек. Но эксперты бьют тревогу: рынок алкоголя ушел в тень, а воодушевляющие отчеты позволяют чиновникам не видеть проблему.

Tadviser

Судебная защита прав на программный код. Как доказать, что нарушитель использовал модификацию кода?

Юрист Алексей Федоряка в материале, подготовленном специально для TAdviser, рассказывает о способах и особенностях судебной защиты прав на программное обеспечение в России.

Будьте в курсе событий

Подпишитесь на информационную рассылку, чтобы получать уведомления об изменениях в законодательстве, заранее узнавать о новых правилах ФИПС и ценовых предложениях для наших клиентов.