НАДЁЖНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ФЕДЕРАЛЬНОМ МАСШТАБЕ

Товарный знак банкрота. Ценный актив или бесполезная картинка?

Анна Ившина
Анна Ившина
Юрист

В статье мы рассмотрим резонансное дело о судьбе товарного знака компании- банкрота, изменившее сложившуюся судебную практику. Последовавшее за этим разъяснение Пленума ВС РФ только усугубило проблему. Итак, могут ли креди-торы рассчитывать на хорошие деньги от продажи товарного знака должника? И стоит ли покупать такой актив? Узнаем из статьи.

В 2018 г. ВС РФ вынес определение, которое вызвало большой резонанс и получило известность как «дело “Хайнекен”»1. В рамках дела о банкротстве суд оставил без рассмотрения заявление о прекращении правовой охраны товарного знака.

Интерес к судебному акту был вызван не только позицией ВС РФ, кардинально изменившей сложившуюся практику, но и тем, что спор возник на стыке банкротного и интеллектуального права и дошел до последней инстанции. Суд сформулировал презумпцию, что конкурсное производство в отношении правообладателя товарного знака не считается уважительной причиной его неиспользования.

Спустя более чем год обзор даже такого нерядового решения мог бы потерять свою актуальность. Но 23 апреля 2019 г. года Пленум ВС РФ принял постановление № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее - Постановление № 10). И там суд не просто продублировал позицию ВС РФ по делу «Хайнекен», а пошел гораздо дальше: фактически закрепил императивное положение, что банкротство не оправдывает неиспользование товарного знака.

Последствия выбора таких однозначных формулировок, вероятно, по-кажет только будущая практика. Но уже сейчас можно предположить, как поведут себя суды и к чему это приведет 


Как было

Бесплатная
видеоконсультация
Анна Фокина
Анна Фокина

Руководитель отдела делопроизводства

Банкротство - всегда долгий и затратный процесс с неизвестным результатом. Кредиторы стремятся удовлетворить свои требования к должнику, и товарный знак может стать едва ли не единственным ценным активом банкрота. Однако планы кредиторов может сорвать третье лицо, обратившееся в суд с заявлением о прекращении правовой охраны товарного знака компании-банкрота. Такое возможно, если товарный знак не использовался непрерывно в течение трех лет (п. 1 ст. 1486 ГК РФ, постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 18.03.2019 № С01-1223/2018 по делу № СИП-106/2018, решение Суда по интеллектуальным правам от 13.04.2018 по делу № СИП-624/2016).

Должник, в свою очередь, может обосновать неиспользование товарного знака независящими от него обстоятельствами (п. 3 ст. 1486 ГК РФ). Соответственно, основной вопрос, встающий перед судами: является ли банкротство должника уважительной причиной неиспользования? В свое время ВС РФ давал утвердительный ответ. Основной аргумент был таким: в конкурсном производстве должник фактически лишен возможности управлять предприятием и распоряжаться имуществом (определения ВС РФ от 01.04.2014 № 300-ЭС15-1785 и от 25.11.2014 № 300-ЭС14-3172).

Примечательно еще и определение Арбитражного суда Свердловской области от 12.05.2017 по делу № А60-32745/2015. В нем суд указал, что иной подход нарушал бы интересы кредиторов, которые могли бы получить живые деньги после продажи товарного знака с торгов.

Позднее те же мотивы лягут в основу решения по делу «Хайнекен», но приведут к другим выводам.

Резонансное дело

Прецедентный спор о прекращении правовой охраны товарного знака возник в рамках банкротства правообладателя - Самарского водочного завода.

Получив ожидаемый отказ в нижестоящих судах, заявитель - общество «Объединенные пивоварни Хайнекен» - обратился в ВС РФ. И предыдущие судебные акты были отменены.

Суд указал, что само по себе введение в отношении правообладателя конкурсного производства не оправдывает неиспользование товарного знака. Тем самым ВС РФ кардинально изменил свою же позицию, которая высказывалась ранее.

Впрочем, заявление о прекращении правовой охраны товарного знака все же не было удовлетворено. Тройка судей отметила, что требование о прекращении правовой охраны товарного знака (т.е. актива, включенного в конкурсную массу) фактически заявлено против кредиторов. Для соблюдения баланса интересов всех сторон товарный знак должен быть реализован с торгов.

Казалось бы, кардинальная смена позиции не привела к положительному для заявителя результату. Но дальше суд отмечает: если дело о банкротстве будет прекращено, то заявитель может реализовать свое право в общеисковом порядке.

Здесь напомним, что факт смены правообладателя при установлении трехлетнего периода неиспользования товарного знака не имеет никакого значения. А раз так, то лицо, купившее товарный знак на торгах, может получить иск о прекращении его правовой охраны и таким образом лишиться ценного актива.

Под этим углом зрения правовая позиция ВС РФ имеет существенное значение для практики. Новый правообладатель может потерять товарный знак со ссылкой на то, что банкротство не является оправдательным обстоятельством неиспользования.

Справедливость и логика

Представляется, что в попытках учесть интересы всех заинтересованных лиц была создана неопределенная ситуация. Суд сохранил две возможности: и приобрести товарный знак на торгах, и подать заявление о прекращении его правовой охраны после прекращения процедуры банкротства. Выходит, что товарный знак, как актив конкурсной массы, фактически обесценился.

У приобретателя товарного знака с торгов появляется риск потери актива. А это сказывается на стоимости прав на товарный знак, что влечет:

  • уменьшение конкурсной массы и процента удовлетворения требований кредиторов;
  • увеличение объема субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Вместе с тем в деле «Хайнекен» суд высказался достаточно аккуратно,  предоставив юристам свободу творчества и шанс доказать, что банкротство не стало результатом управленческой ошибки и не входило в сферу контроля правообладателя. Однако принятие Постановления № 10 по-ставило такую возможность под вопрос. 

Как сейчас и что будет

В соответствии с абз. 5 п. 167 Постановления № 10 «признание правообладателя банкротом уважительной причиной неиспользования товарного знака не является».

Как мы видим, утверждение крайне категоричное. Если прежде суды использовали такие выражения, как «само по себе», «как правило», то Пленум ВС РФ использует более жесткие формулировки. Их последствия могут быть чрезвычайно серьезными как для права интеллектуальной собственности, так и для банкротства.

Будут ли суды толковать разъяснение Пленума ВС РФ расширительно? Покажет только практика. Однако можно предположить, что, скорее всего, нижестоящие инстанции воспримут п. 167 Постановления № 10 буквально, и ВС РФ будет вынужден прибегнуть к повторному толкованию. Ведь такие споры целесообразнее разрешать с учетом отдельных обстоятельств каждого конкретного дела, без императивных установок Пленума ВС РФ.

А пока вывод можно сделать такой: приобретение товарного знака с торгов в рамках процедуры банкротства - крайне рискованное мероприятие. 

Источник: Юридический справочник руководителя

Обращайтесь
к профессионалам!

Книга в подарок
Книга в подарок

Товарный знак
для вашего бизнеса

Краткое руководство по товарному знаку как основному элементу брендинга вашей компании