НАДЁЖНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ФЕДЕРАЛЬНОМ МАСШТАБЕ

Споры по нарушениям исключительных прав на товарные знаки в маркетплейсах

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
Партнёр, д.ю.н.

Маркетплейсы сегодня - одна из наиболее востребованных форм организации коммерческой деятельности. Они представляют платформы электронной коммерции, мультибрендовые виртуальные торговые центры. На одной площадке могут быть представлены продукты тысяч предпринимателей от предметов одежды до продуктов питания. К маркетплейсам традиционно относят Wildberries, Ozon, Yandex.market (Беру), Lamoda, Goods.ru, СДЭК Маркет, Юлмарт, Леруа Мерлен, Robo.market.

В России первое место в рейтинге маркетплейсов уверенно занимает компания Wildberries. В 2020 г. ее прибыль составила 437,2 млрд руб. Число продавцов в сравнении с 2019 г. выросло с 19 тыс. до 91 тыс. Количество пользователей Wildberries также увеличилось с 22 млн до 40 млн человек.

Маркетплейсы различным образом оформляют отношения с продавцами. Некоторые площадки дают возможность продавцам реализовать товары от своего имени. При этом расчеты с потребителями могут проводиться как через площадку, так и напрямую с продавцом. Другие маркетплейсы непосредственно участвуют в реализации товаров – продают их потребителям от своего имени. Расчеты проводятся через площадку.

Рассмотрим несколько примеров.

Wildberries заключает с продавцами договор о реализации товара. В соответствии с ним продавец поручает Wildberries совершить от его имени и за его счет сделки по реализации товаров физическим лицам. Оплату за реализованные товары от потребителей получает маркетплейс. Wildberries удерживает из полученной суммы свой процент вознаграждение, после чего передает оставшуюся сумму продавцу. Wildberries может заниматься также организацией доставки товаров, приемкой от покупателей возвращенных товаров и т.п.

Договор Wildberries предусматривает, что маркетплейс вправе отступать от указаний продавца о цене продажи товара без предварительного запроса: применять скидки, продавать по цене, меньшей установленной продавцом.

Договор, заключаемый Яндекс.маркетом, носит название «Договор на оказание услуг маркетплейса». В соответствии с ним маркетплейс оказывает заказчику (продавцу товара) услуги по размещению товарных предложений заказчику, предоставлению ему функционала, позволяющего заключить договор купли–продажи товара с пользователями; организации доставки; услуги фулфилмента.

Бесплатная
видеоконсультация
Елена Купцова
Елена Купцова

Руководитель управления патентования, патентный поверенный № 1264, евразийский патентный поверенный № 406

К последним относятся услуги по организации приема товаров и размещению их на складе, складская обработка товаров, подготовка сопроводительной документации, комплектация и упаковка товаров различной категории. Продавец ежемесячно оплачивает оказываемые Яндекс.маркетом услуги. По поручению продавца маркетплейс принимает безналичные платежи от покупателей и в полном объеме передает их продавцу. За это продавец выплачивает дополнительное вознаграждение. При наличии у продавца задолженности по оплате услуг, вознаграждения за исполнение поручения Яндекс.маркет может удержать сумму задолженности при перечислении продавцу денежных средств, принятых у покупателя.

Один из актуальных вопросов, который возникает в связи с деятельностью маркетплейсов, – несут ли они ответственность за нарушение исключительных прав в ситуации, когда через них реализуются контрафактные товары. В случае если маркетплейс реализует собственные товары, очевидно, что именно он и будет отвечать перед правообладателями за нарушения исключительных прав. Сложнее ситуация, когда через маркетплейсы проходят товары иных продавцов. Именно последние инициировали введение в оборот контрафактного товара, на котором нанесен чужой товарный знак или воплощен чужой объект авторских прав. Должен ли при таких условиях нести ответственность администратор маркетплейса? И как его ответственность должна соотноситься с ответственностью продавца?

В соответствии с п. 6.1 ст. 1252 ГК РФ, если одно нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации совершено действиями нескольких лиц совместно, такие лица отвечают перед правообладателем солидарно. Как в свое время пояснил Суд по интеллектуальным правам, солидарная ответственность возникает у администратора доменного имени и лица, непосредственно разместившего на сайте информацию о товаре, маркированном чужим товарным знаком. В соответствии с п. 73 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 23 апреля 2019 г. (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 10) использование объекта интеллектуальной собственности по поручению или заданию лица, нарушившего исключительное право правообладателя, также образует нарушение исключительного права.

Таким образом можно предположить, что в тех случаях, когда маркетплейс реализует товар по поручению продавца–нарушителя, то он тоже должен нести ответственность за нарушение исключительного права. При этом ответственность продавца и маркетплейса носит солидарный характер. Здесь, однако, необходимо сделать несколько оговорок.

В соответствии со ст. 1252 ГК РФ меры ответственности за нарушение интеллектуальных прав, допущенное нарушителем при осуществлении им предпринимательской деятельности, подлежат применению независимо от вины нарушителя. Из данного правила ГК РФ предусмотрено лишь одно исключение – информационные посредники несут ответственность на началах вины. Между тем Пленум ВС РФ дал иное разъяснение. В соответствии с ними лица, действовавшие по поручению или заданию нарушителя, несут ответственность лишь при доказанности их вины – если они знали или должны были знать о нарушении исключительного права правообладателя. Данное положение вызывает вопросы, во-первых, в связи с тем, что оно не основывается на конкретных нормах закона.

Во-вторых, как оно соотносится со ст. 1253.1 ГК РФ, установившей условия ответственности информационных посредников за нарушения исключительных прав. Можно предположить, что Пленум Верховного Суда имел в виду общую категорию посредников (в том числе тех, кто действует за пределами интернет–пространства) - агентов; лиц, производящих продукты по заказу нарушителя и т.п. Информационные посредники в таком случае должны рассматриваться в качестве одной из разновидностей посредников. Как и другие посредники, они несут ответственность на началах вины. При этом ст. 1253.1 ГК РФ устанавливает специальные условия их ответственности.

Так, информационный посредник, предоставляющий возможность размещения материала в информационно-телекоммуникационной сети, не несет ответственность за нарушение интеллектуальных прав при одновременном соблюдении информационным посредником следующих условий:

  • если он не знал и не должен был знать о том, что использование объекта интеллектуальной собственности содержащихся в таком материале, является неправомерным;
  • в случае получения в письменной форме заявления правообладателя о нарушении интеллектуальных прав с указанием страницы сайта и (или) сетевого адреса в сети Интернет, на которых размещен такой материал, своевременно принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения интеллектуальных прав.

Можно ли администраторов маркетплейсов отнести к информационным посредникам?

Ответ на данный вопрос неоднозначен.

Те маркетплейсы, которые предоставляют продавцам техническую возможность разместить информацию о товарах на площадке, оказывают ряд сопутствующих услуг, но при этом сами не участвуют в реализации товаров – безусловно, могут быть отнесены к информационным посредникам. Такие субъекты именно содействуют нарушению, но не совершают его сами. При этом квалификация не должна меняться, даже если они оказывают продавцам–нарушителям услуги по хранению товаров (контрафакта). В соответствии со ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак охватывает хранение лишь в том случае, если оно нацелено на последующее введение товара в оборот. Подобная цель есть у продавца. Администратор маркетплейса оказывает ему в данном случае техническое содействие.

Здесь возникает вопрос: на основании каких критериев (стандартов) суд может определить, знал или должен ли был маркетплейс знать о нарушении исключительных прав на товарный знак?

Нет смысла требовать от администратора проверки всех обозначений, реализуемых на площадке товаров. Во-первых, это потребует чрезмерных затрат и в конечном итоге заблокирует функционирование маркетплейса. Во-вторых, даже суды не всегда могут однозначно оценить, имеет место нарушение или нет, является ли используемое обозначение сходным до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком.

Между тем от маркетплейсов можно требовать другого - запроса у продавцов, желающих присоединиться к платформе, документов, подтверждающих наличие у них зарегистрированных товарных знаков и (или) лицензии на использование чужих товарных знаков. Можно установить опровержимую презумпцию: администратор должен был знать о нарушении исключительных прав в том случае, если он допускает на площадку продавцов (заключает с ними договор) без предварительного запроса у них правоподтверждающих документов. На практике уже сегодня некоторые маркеплейсы (например, Lamoda) принципиально не работают с теми продавцами, у которых нет зарегистрированных товарных знаков.

Здесь возникает новый вопрос – как быть с теми продавцами, которые не нарушают чьи-либо прав, но у них отсутствует зарегистрированный товарный знак. Некоторые маркетплейсы (Wildberries) допускают на площадку предпринимателей, которые только подали заявку на регистрацию товарного знака, но еще не успели получить свидетельство. Очевидно, что сам по себе факт подачи заявки не говорит о том, что продавец не нарушает исключительных прав. Маркетплейсы идут на подобный компромисс, потому что не желают лишаться клиентов. Вряд ли на законодательном уровне стоит как-либо ограничивать подобную практику. Другое дело, что риски, связанные с привлечением продавца без зарегистрированного товарного знака (или лицензии на его использование) могут быть возложены на маркетплейс. В случае нарушения таким продавцом исключительного права на чужой товарный знак маркетплейс (если следовать презумпции) будет нести с ним солидарную ответственность. Для администраторов маркетплейсов это не должно создать больших проблем. Они могут заранее себя обезопасить посредством включения в договор с продавцом условия о том, что последний обязуется возместить администратору все возможные потери, связанные с предъявлением исков о нарушении исключительных прав.

Такой стандарт не будет действовать в случае с авторскими и патентными правами. Объекты авторских прав не регистрируются. Продавец в любом случае не сможет представить каких-либо документов, однозначно подтверждающих наличие у него прав на такие объекты. Патентоохраняемые объекты - регистрируемые. Но администратор маркетплейса, даже получив ссылки на конкретные патенты, не сможет оценить, эти решения используются в продукте или другие; нет ли в таком продукте иных решений, не охватываемых патентом. Не должен применяться стандарт (в том числе в случаях использования товарных знаков) и в отношении администраторов «досок объявлений» (типа Avito). Такие субъекты осуществляют минимальный контроль за размещаемыми объявлениями, большинство из которых публикуется на безвозмездных началах.

Возвращаясь к товарным знакам, необходимо отметить, что здесь возможен и иной подход – промаркетплейсный. В случае когда маркетплейс сам не участвует (в том числе в качестве посредника) в реализации товаров, а лишь оказывает техническое содействие, услуги по размещению информации о товарах продавца, можно исходить из того, что он не должен по общему правилу знать о нарушении. При условии, что, во-первых, у правообладателей есть возможность сообщить администратору о факте нарушения. Во-вторых, маркетплейс оперативно реагирует на подобные сообщения.

Несколько сложнее дела обстоят с теми маркетплейсами, которые участвуют в реализации товара и получают процент от продаж.

Согласно п. 78 постановления Пленума № 10 при решении вопроса об относимости администратора сайта к информационным посредникам должно учитываться, во-первых, вносит ли владелец сайта изменения в размещенный третьими лицами материал или нет. Во-вторых, получает ли он доходы непосредственно от неправомерного размещения материала. Существенная переработка материала и (или) получение указанных доходов владельцем сайта может свидетельствовать о том, что он является не информационным посредником, а лицом, непосредственно использующим соответствующие результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

В свое время Судом по интеллектуальным правам было предложено учитывать при решении вопроса о применении ст. 1253.1 ГК РФ к интернет–площадкам два критерия:

Еще более точные критерии предложила на заседании научно-консультативного совета СИПа Светлана Крупко. По её мнению, необходимо разграничивать сайты, которые непосредственно продают товары, и те, которые оказывают технические услуги. Если посредник не влияет на заключение и исполнение сделки и предоставляет техническую услугу, то он информационный посредник. Если же сайт участвует в сделке по реализации товара и при этом учитывается его воля, то к посредникам его относить нельзя. Значит, он должен нести ответственность за нарушение исключительных прав на общих основаниях.

Если руководствоваться таким подходом, то получается, что маркетплейсов, которые: а) непосредственно участвуют в размещении информации на сайте, вносят в нее изменения, редактируют, оказывают дополнительные услуги по продвижению (рекламе) товаров; б) участвуют (в частности в качестве агента продавца) в сделке купли-продажи, взаимодействуют с покупателями по поводу контрафактных товаров; в) получают прибыль непосредственно от реализации товаров (процент с продаж), – не должны относиться к информационным посредникам. Это значит, что к ним не может применяться и положение о виновной ответственности посредников, установленное п. 73 Пленума № 10 (такой вывод не является очевидным, требуется выработка соответствующей позиции судебной практикой).

Следующий вопрос - какие меры должен предпринять маркетплейс, если правообладатель обращается с требованием устранить нарушение. Согласно ГК, информационный посредник не несет ответственности, если принял необходимые и достаточные меры для прекращения нарушения. Информационный посредник как минимум должен дать правообладателю всю информацию о нарушителе и свести его напрямую с нарушителем. Во-вторых (если допустить, что он может этого не делать на стадии заключения договора с продавцом), он должен запросить у продавца информацию, документы, подтверждающие наличие у него прав на спорное обозначение. В ситуации очевидного нарушения (используется широко известный товарный знак, при этом продавец не подтвердил наличие у него лицензии) информационный посредник должен заблокировать продавца, удалить информацию о его товарах.

Обзор российской судебной практики

В российской судебной практике встречаются разные подходы к ответственности маркетплейсов за нарушение исключительных прав. До недавнего времени суды не видели каких-либо проблем в том, чтобы возложить на маркетплейс ответственность за нарушение исключительного права. При этом они не задавались вопросом, является ли он информационным посредником или нет.

Прежде всего в рассматриваемом аспекте интерес представляет постановление СИП РФ по делу ООО «Вексель» против ООО «Купишуз» (подразделение Ламоды). ООО «Вексель» - правообладатель товарного знака HIGHLANDER - предъявил иск ООО «Купишуз» о защите исключительных прав и взыскании компенсации в размере 5 млн. Истец исходил из того, что ответчик нарушил исключительное право правообладателя, используя обозначения HIGHLANDER на страницах сайта www.lamoda.ru путем демонстрации и предложения к продаже обуви, маркированной таким обозначением. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска по причине того, что правообладатель злоупотребил своими правами. Апелляция удовлетворила требования частично – в размере 50 тыс. руб. Снижая заявленную компенсацию, суд исходил из того, что сам правообладатель не использовал товарный знак в отношении обуви. Суд по интеллектуальным правам поддержал решение кассации. Вопрос природы ответственности ООО «Купишуз», его относимости к информационным посредникам судами не рассматривался.

В недавнем споре суд взыскал значительную по российским меркам компенсацию (2 051 806 руб.) с ООО «Интернет Решения» (маркетплейс Ozon) за нарушение исключительных авторских прав на произведение изобразительного искусства «Ждун». Суды установили, что на сайте www.ozon.ru. продавались мягкие игрушки – изображения Ждуна. Производитель игрушек — ООО «Аспект» был привлечен к спору в качестве третьего лица.

В деле ООО «Дивес» (правообладатель) против ООО «Интернет Решения» (интернет–магазин Ozon) и ООО «СОРСО-СТР» суд признал нарушителями исключительных прав на промышленный образец (сооружение для животных) как маркетплейс, так и конкретного продавца. Суды установили, что ответчиками в сети Интернет (на сайте Озона) размещалась информация о товарах, решение внешнего вида которых тождественно названным промышленным образцам.

В деле А40-302888/19 суды первой и апелляционной инстанции прямо указали на солидарный характер ответственности маркетплейса и продавца товара. Фабула дела следующая. ИП Татинцян К.Я. предъявил иск к ООО «Заславская кондитерская фабрика» (респ. Беларусь) (ответчик 1), ООО "ВАЛЛАР" (ответчик 2), ООО "ВАЙЛДБЕРРИЗ" (ответчик 3) о нарушении исключительных прав на товарный знак «ЛАФИНЕЛЬ». Суды установили, что ответчик 1 является производителем товаров (вафельных трубочек), маркированных обозначением Lafinele с указанием «Лафинель». Ответчик 2 продает данные товары через сайт ответчика 3. В связи с тем, что ответчик 1 осуществляет производственную деятельность на территории Беларуси, суд отказал в удовлетворении требований к нему. В то же время суд солидарно взыскал компенсацию в размере 200 тыс. руб. с ответчиков 1 и 2, признав, что они совместно нарушили исключительное право предпринимателя на товарный знак. При этом суды не применили к маркетплейсу нормы об информационных посредниках.

Между тем в судебной практике можно найти споры, при рассмотрении которых суды определили маркетплейс в качестве информационного посредника. Прежде всего в рассматриваемом аспекте интерес представляет постановление Суда по интеллектуальным правам от 23 декабря 2020 г. по делу № А40-214785/2019. «Управляющая компания «СушиВесла» обратилось с иском к ООО «Деливери Клаб» о признании незаконным использование ответчиком фотографий (изображений) роллов, исключительные права на которые принадлежат истцу; взыскать с ответчика компенсацию за нарушение исключительных прав истца в размере 320 тыс. руб.

Суды трех инстанций пришли к выводу о том, что ответчик не является инициатором размещения спорных фотографий на сайте сервиса Delivery Club, поскольку выполнял функции информационного посредника. В частности, суды установили, что по ссылкам https://vlg.delivervclub.ru/srv/vasabi vlg/tflstorichjeskaja/ и https://vlg.deliverv-club.ru/srv/SushiLavkavlg/#ul размещаются карточки ресторанов-партнеров общества «Деливери Клаб» - ресторан «Васаби» (ИП Согомонян С.А.) и ресторан «СушиЛавка» (ИП Сказкоподателев Н.А.), с материалами, представленными самими партнерами, с которыми у общества «Деливери Клаб» заключены договоры.

Суды исходили из того, что «Деливери Клаб» в силу особенности функционала сервиса не может проверять и не проверяет наличие/отсутствие у партнеров прав на товарные знаки, фотографические изображение и иные объекты интеллектуальной собственности. Поэтому ответчик не знает и не может знать о том или ином нарушении прав третьих лиц. Именно партнеры ответчика самостоятельно формируют меню своего ресторана, ассортимент блюд, их описание, цены, добавляют фотографии и изображения, которые необходимо разместить в карточке ресторана в системе сервиса Delivery Club.

Ответчиком была соблюдена совокупность условий освобождения от ответственности как информационного посредника, предусмотренных п. 3 ст. 1253.1 ГК РФ. Факт принадлежности обществу «Деливери Клаб» сайта https://www.delivervclub.ru/ не исключает его статуса информационного посредника в отношении сервиса, расположенного на указанном сайте.

Суды подчеркнули, что ответчик со своей стороны несет ответственность за самостоятельно размещаемый (используемый) контент в рамках сайта https://www.deliverv-club.ru/ (например, элементы дизайн сайта). Однако в связи с размещением партнерского контента в рамках сервиса такая ответственность исключается. В рассматриваемом деле инициатором размещения спорных фотографий на сайте являются партнеры ответчика. Также из материалов дела усматривается, что ответчик не знал и не должен был знать о неправомерном использовании партнерами спорного материала.

Обзор зарубежной судебной практики

В зарубежной судебной практике можно встретить разные подходы к ответственности маркетплейсов. Рассмотрим несколько показательных дел.

Позиции национальных судов:

Tiffany v eBay10 (США)

Компания Tiffany предъявила иск к eBay о нарушении исключительного права на товарный знак на том основании, что eBay способствовала продаже поддельных товаров на своем веб-сайте и позволяла им продавать контрафактные товары. Tiffany утверждала, что eBay был уведомлен о незаконных действиях на своем веб-сайте и, следовательно, был обязан исследовать их. Компания eBay возразила, что бремя отслеживания контрафакта лежит на самом правообладателе, а не на маркетплейсе. Как только к ней поступает информация о нарушении, она незамедлительно удаляет рекламу контрафакта.

Суд встал на сторону ответчика. Он указал на необходимость установления высокого стандарта доказывания того, что посредник знал или должен был знать о нарушении. По мнению суда, eBay предприняла адекватные и эффективные действия для предотвращения нарушения, инвестировав миллионы долларов в меры по борьбе с контрафактом, включая программу VeRO.

Louis Vuitton v. eBay 11 (Франция)

Правообладатель бренда Louis Vuitton предъявил иск к компании eBay о нарушении исключительных прав на товарный знак. Он ссылался на то, что маркетплейс допустил, что сторонние продавцы реализует на его площадке поддельные товары. Применяемое ответчиком программное обеспечение, призванное бороться с контрафактом, оказалось неэффективным. Суд встал на сторону правообладателя. Он исходил из того, что маркетплейс выступает в качестве брокера, активного посредника, а не хостера. В таком случае ответчик обязан следить за тем, что его бизнес не порождал незаконную деятельность. Между тем он не справился с этой задачей.

Hermes International v Cindy Feitz and eBay 12 (Франция)

Суд пришел к выводу, что маркетплейс должен нести с продавцом–нарушителем солидарную ответственность, так как не смог предотвратить нарушение.

Позиции суда Европейского союза

В 2011 г. Европейский суд справедливости рассмотрел дело L’Oreal (правообладатель) и др. v. eBay (№ C‑324/09). Правообладатель утверждал, что через маркетплейс реализуются контрафактные товары, что нарушает его исключительные права на товарный знак. Суд ЕС подтвердил, что оператор интернет–магазина является посредником. Правообладатели могут требовать от маркетплейса пресечения нарушения исключительных прав. Как отметил суд ЕС, «национальные суды могут обязать оператора онлайн-торговой площадки принять меры, которые способствуют не только прекращению нарушений этих прав пользователями этой торговой площадки, но и предотвращению дальнейших нарушений такого рода. Подобные судебные запреты должны быть эффективными, соразмерными, сдерживающими и не должны создавать препятствий для законной торговли». При этом маркетплейс, который не играет активной роли в продвижении контрафактных товаров, освобождается от мер ответственности (взыскания с него убытков). Этого, однако, не происходит, если ему были известны обстоятельства, на основании которых он мог прийти к выводу, что имеет место нарушение исключительных прав.

Не меньший интерес представляет решение суда ЕС по делу Coty Germany GmbH v Amazon. Coty - дистрибьютор духов, лицензиат товарного знака DAVIDOFF. Маркетплейс Amazon позволяет продавцам размещать на площадке предложения о продажи товаров. Договоры купли–продажи заключаются напрямую между продавцами и покупателями. Кроме того, Amazon предоставляет продавцам услуги по хранению их товаров на складе. Доставку товаров покупателям осуществляют внешние компании. Coty было установлено, что на сайте www.amazon.de в нарушение прав на товарный знак DAVIDOFF предлагаются к продаже духи Davidoff Hot Water. Компания потребовала от маркетплейса раскрыть финальных продавцов и пресечь продажу духов. После того как маркеплейс отказался это делать, компания Coty обратилась в немецкий земельный суд.

Суд отказал в удовлетворении иска. Решение поддержала апелляция. Суды исходили из того, что Amazon не использовал товарный знак Davidoff. Маркетплейс хранил товары от имени продавцов. К подобному выводу пришел и Европейский суд справедливости. Он отметил, что выражение «использование» подразумевает активное поведение: «Использование третьей стороной обозначения, идентичного или похожего на товарный знак владельца, подразумевает, как минимум, то, что эта третья сторона использует обозначение в своих коммерческих взаимодействиях». Amazon подобных действий не совершал. При продаже товаров через электронные платформы типа Amazon использование товарных знаков осуществляется продавцами, которые являются не самим маркетплейсом, а его клиентами. При этом Европейский суд сравнил деятельность маркетплейса с деятельностью субъекта, который наполняет произведенным напитком предоставленные ему нарушителем банки с уже нанесенным на них товарным знаком. Такие субъекты осуществляют лишь техническое содействие нарушителю.

Таким образом можно заключить, что в настоящее время ни российские, ни западные суды не выработали единого подхода к оценке действий маркетплейсов. Многое зависит от степени участие оператора интернет–площадки в продаже товаров. В случае если маркетплейс оказывает лишь техническое содействие продавцам (предоставляет возможность разместить информацию о товаре) и не участвует в процессе реализации, ему, как правило, удается избежать ответственности за нарушение исключительного права.

Источник: «Журнал Суда по интеллектуальным правам»

Другие материалы автора

IP Дайджест

Служебные патентоохраняемые объекты: как работодателю не потерять свои инновации?

Более 80 % изобретений во всем мире создаются в рамках организаций в связи с выполнением работниками трудовых обязанностей. Для инновационных компаний принципиально важно правильно оформить отношения с работниками.

Книга в подарок
Книга в подарок

Товарный знак
для вашего бизнеса

Краткое руководство по товарному знаку как основному элементу брендинга вашей компании