Товарный знак НКО: 8 важных выводов на фоне конфликта

Евгений Гусев
Евгений Гусев
Руководитель проектов, Патентный поверенный №1987

Русфонд зарегистрировал слова «ДОБРО» и «ДЕТИ» как свои товарные знаки при сборе электронных пожертвований. Какие нюансы в этой ситуации следует учитывать НКО?

Регистрация товарного знака – цивилизованный метод защиты

«Регистрация товарного знака – нормальный, цивилизованный метод защиты от неправомерного использования своих активов. Я за то, чтобы регистрировать все, что возможно зарегистрировать. Рынок меняется в этом направлении. Товарных знаков появляется все больше и больше, но они регистрируются именно в тех классах, где оперирует правообладатель. По-другому не получится отстоять свои права», — говорит Ольга Коновалова, генеральный директор BBDO Branding.

Некоторые юристы до сих пор обсуждают вопрос, могут ли такие понятия, как «бренд» и «товарный знак», использоваться по отношению к НКО. С их точки зрения, если получение прибыли не является целью организации, то и товарный знак ей не нужен. Только если НКО осуществляет приносящую доход деятельность, предусмотренную ее уставом, она может зарегистрировать используемые ею обозначения в качестве товарных знаков.

Важный прецедент был создан в 2017 году, когда благотворительному фонду «Подари жизнь» удалось защитить в суде свое уникальное наименование. Красноярскую НКО, использовавшую такое же название в мошеннических целях, обязали сменить имя и выплатить компенсацию. Добиться этого решения было непросто. Понадобилось обращение в Верховный суд — он постановил, что право на защиту своего наименования имеют не только коммерческие структуры.

Полезно регистрировать как вербальные, так и графические знаки

Для НКО целесообразно было бы регистрировать как вербальные товарные знаки – наименования, так и графемы – логотипы, считает Ольга Коновалова. «Можно регистрировать также слоганы и key visual (ключевые изображения), если они постоянно используются в коммуникации. Это может быть иллюстрация: допустим, девочка нюхает цветок.

Но, думаю, для благотворительных фондов, в силу специфики их деятельности, регистрация — пока не приоритет», — добавляет эксперт.

«Регистрация – не обязательная процедура, — продолжает Коновалова. — Есть организации, которые пользуются в коммуникации определенными вербальными или графическими сущностями, но не регистрируют их в качестве товарных знаков — пока не возникло проблем, пока нет претензий со стороны правообладателей, зарегистрировавших подобный знак в схожем классе.

Регистрация товарного знака — мера безопасности и на тот случай, если НКО будет вкладывать в него деньги, рекламировать, продвигать, а потом появится кто-то другой и воспользуется этим обозначением».

Главная сложность, с которой может столкнуться НКО в процессе регистрации, – признание ее товарного знака недостаточно «патентопригодным», если похожие обозначения уже были зарегистрированы раньше.

Конфликт Русфонда и «Подари завтра». Справка

Весной 2017 года Русфонд зарегистрировал в Федеральной службе по интеллектуальной собственности в качестве товарных знаков обозначения «5542 ДЕТИ» и «5541 ДОБРО». Охрана товарного знака не распространяется на цифры. Зато слова «ДЕТИ» и «ДОБРО» вот уже год никто, кроме Русфонда, не вправе использовать при сборе пожертвований в любой системе электронных расчетов, поскольку они зарегистрированы по 36 классу Международной классификации товаров и услуг (МКТУ). Слово «ДОБРО» плюс к этому зарегистрировано по 16 классу МКТУ, то есть другие фонды не могут использовать его еще и в печатной продукции.

О регистрации стало известно в ходе конфликта Русфонда с ижевским БФ «Подари завтра», который зарегистрировал те же самые слова в Сбербанке для перевода денег через мобильный банк. Совпадение слов привело к многочисленным ошибкам жертвователей. Отправляя SMS с текстом «ДЕТИ 5542» на номер 900, вместо SMS со словом «ДЕТИ» на номер 5542, люди перечисляли по 5542 рубля со своих счетов фонду «Подари завтра», вместо 75 рублей, предназначенных Русфонду.

Общая сумма ошибочных пожертвований, по данным Русфонда, составила 2 415 971 рублей. В досудебном заявлении Русфонд потребовал от фонда «Подари завтра» компенсацию в размере 2 094 000 рублей.

Общеупотребительное слово в качестве товарного знака – сомнительный вариант

Согласно Гражданскому кодексу РФ, нельзя зарегистрировать в качестве товарных знаков элементы, являющиеся «общепринятыми символами и терминами», или «вошедшие во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида». Такие элементы считаются «не обладающими различительной способностью».

«Слова «ДЕТИ» и «ДОБРО» — общепринятые термины и косвенно характеризуют услуги по сбору денег, в связи с чем не обладают различительной способностью», — отметил в комментарии для «Милосердия.ru» Евгений Гусев, руководитель проектов патентно-адвокатского бюро «Гардиум».

Эти слова могут ассоциироваться с благотворительностью в целом, а не с конкретным фондом. Что касается слова «ДЕТИ», то оно вообще «подразумевает область оказания услуг и указывает на их назначение», добавил эксперт.

Другие НКО, желающие оспорить права Русфонда, могут обратиться в Палату по патентным спорам и потребовать аннулирования правовой охраны товарных знаков.

«Для этого заинтересованному лицу необходимо доказать, что оно использовало тождественное или сходное до степени смешения фирменное наименование или коммерческое обозначение в отношении однородных услуг до даты приоритета оспариваемого товарного знака», — объяснил Евгений Гусев. В случае с Русфондом дата приоритета – 23 сентября 2015 года.

Приоритет Русфонда основан на том, что он первым подал заявку на регистрацию этих слов в качестве своего товарного знака. С тех пор, как эта заявка была подана и начала рассматриваться, никто другой, даже если бы догадался, не смог бы претендовать на слова ДЕТИ и ДОБРО. Русфонд сумел доказать, что с 2015 года стабильно использовал формулу 5541 ДОБРО и 5542 ДЕТИ. «Приоритет товарного знака устанавливается по дате подачи заявки на товарный знак в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности», — говорится в соответствующей статье ГК РФ.

Впрочем, оспаривать регистрацию товарного знака имеет смысл только в том случае, если она мешает фонду заниматься благотворительной деятельностью, считает Виктория Макарова, патентный поверенный ООО «Зуйков и партнеры».

Товарный знак и МКТУ

Товарный знак – это слово, изображение или какое-либо иное обозначение («в быту» оно может называться «логотипом», «брендом», «торговой маркой» и т.п.), которое используется для индивидуализации товаров и услуг, позволяя отличать одного производителя от другого. На товарный знак выдается свидетельство. (Для сравнения: патент выдается на изобретения, полезные модели и промышленные образцы).

Срок действия товарного знака – 10 лет с возможностью продлевать его неограниченное количество раз. Но если товарный знак не используется, его охрана может быть прекращена досрочно.Товарный знак регистрируется только для определенных видов товаров и услуг. МКТУ состоит из 45 классов: с 1 по 34 — товары, с 35 по 45 — услуги. Класс 36 касается страхования, кредитно-денежных операций, операций с недвижимостью и т.п. Но в числе услуг, относящихся к этому классу, названы также организация сбора денег и подписей, перевод денежных средств в системе электронных расчетов и сбор благотворительных средств. Класс 16 относится к печатной продукции и канцелярским принадлежностям.

Ключевой вопрос – с какой НКО ассоциируется товарный знак

Товарные знаки «ДЕТИ» и «ДОБРО» не могут быть аннулированы по причине «отсутствия у них различительной способности», если выяснится, что они действительно напрямую ассоциируются с Русфондом, отметил Евгений Гусев.

«Если бы мы заявили, что у нас слова «ДОБРО» и «ДЕТИ» ассоциируются исключительно с деятельностью Русфонда, что только эта организация собирает денежные средства на поддержку детей, это было бы слишком резкое высказывание. Таких фондов много, и, мне кажется, было бы справедливо указать на это специалистам Роспатента», — считает Анастасия Сковпень, юрист практики разрешения споров и практики защиты интеллектуальной собственности компании Lidings.

«Однако, если эти слова зарегистрированы для определенного, очень узкого объема услуг, то здесь Русфонд не переходит границы, которые потенциально могут нарушить права третьих лиц», — уточнила она.

Между тем руководитель фонда «Подари завтра» Надежда Ястребова утверждает, что в Удмуртии слово «ДЕТИ» (в контексте благотворительности) ассоциируется прежде всего с ее организацией, а вовсе не с Русфондом.

Нарушение чужих прав на товарный знак может «стоить» до 5 млн рублей

Что будет с тем, кто нарушит права Русфонда? «В соответствии с законодательством РФ, лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при оказании услуг, обязано удалить сходное обозначение с материалов, которыми сопровождается оказание услуг, в том числе с документации, рекламы и вывесок.

В свою очередь, правообладатель товарного знака вправе требовать от нарушителя по своему выбору возмещения убытков либо выплаты компенсации, которая может варьироваться от 10 000 до 5 000 000 рублей по усмотрению суда и исходя из характера нарушения», — говорит Евгений Гусев.

Помимо гражданской ответственности, предусмотренной Гражданским кодексом РФ, нарушение чужих прав на товарный знак может повлечь за собой административную (статья 14.10 КоАП РФ) и даже уголовную ответственность (статья 180 УК РФ), уточнила Виктория Макарова.

Впрочем, уличенная в нарушении чужих интеллектуальных прав НКО может сослаться на «информационное использование» отдельных слов и фраз. То есть она может заявить, что зарегистрированные кем-то слова понадобились ей для объяснения жертвователям цели сбора денежных средств, пояснила Анастасия Сковпень. Но в России ссылка на «информационное использование» не слишком распространена, добавила она.

Обладателя товарного знака могут принять за «тролля»

«Даже при самых благих намерениях в регистрации таких обозначений, как ДОБРО и ДЕТИ, прослеживается некое лукавство. Ведь рано или поздно правообладатель начнет требовать компенсацию с третьих лиц», — отмечает Анастасия Сковпень.

«Есть такое понятие, как патентный троллинг, — продолжает она. – Это когда кто-то регистрирует на себя патент и начинает требовать со всех компенсацию. С товарными знаками бывает точно такая же ситуация. Например, в России есть несколько организаций, которые регистрируют на себя максимально распространенные слова, начиная с «Алеши Поповича» и заканчивая «солнышком», по всем классам МКТУ. А потом начинают ходить и требовать деньги. Вскоре становится ясно, что организация только для этого и регистрировала товарный знак, и суды начинают отказывать ей в удовлетворении исков».

Синергия не рождается в спорах

Действия Русфонда восприняли с сомнением в ряде некоммерческих организаций. «Слово ДЕТИ используется многими НКО по стране в SMS-сборах. Я бы поняла ситуацию, когда патентуется изобретение, либо какое-то новое техническое решение, но в некоммерческом секторе хотелось бы большей кооперации», — отметила, в частности, директор Благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

У этой организации есть свой опыт судебного спора, связанного с правами на интеллектуальную собственность. В 2016 году ведущий программы «У вас будет ребенок» Тимур Кизяков отстаивал авторское право на производство «видеопаспортов» детей-сирот, добиваясь запрета на изготовление аналогичной продукции другими организациями. Претензии были адресованы БФ «Измени одну жизнь». С точки зрения фонда, попытки «установить монополию» в сфере защиты прав детей выглядели «как минимум странно».

«Нам и в голову не приходило патентовать наши собственные наработки и технологию. Более того, мы активно своими наработками делимся, поскольку это в конечном счете увеличивает шансы детей быть увиденными своими будущими родителями. Многие организации также работают над тем, чтобы дети жили в семьях, а не в детских домах, и мы считаем важными партнерские проекты, потому что это усиливает синергию», — подчеркнула Яна Леонова.

Инструменты бизнеса и благотворительности похожи, но не идентичны

«Сейчас многие НКО делают все возможное, чтобы защитить, как минимум, свой бренд, и это правильно. Хотя бы из-за того, что известным, зарекомендовавшим себя брендом могут воспользоваться мошенники. Известно, что российское законодательство в области защиты интеллектуальных прав несовершенно. Поэтому суды и разбирательства неизбежны», — отметила в комментарии для «Милосердия.ru» директор отдела маркетинга и коммуникаций Фонда поддержки и развития филантропии «КАФ» Светлана Горбачева.

«Благотворительность – это тоже бизнес, с той только разницей, что его бенефициарии не акционеры компании, а благополучатели. В благотворительной сфере патентное право тоже действует. <…> Большинству наших фандрайзеров кажется, что если они работают для благой цели, то не зазорно воровать чужие идеи и без спроса пользоваться чужими наработками. Возможно, дело еще и в том, что работникам некоммерческих организаций не хватает креативности», — говорится в статье Валерия Панюшкина на сайте Русфонда.

«Мы существуем и развиваемся в тех же условиях, что и бизнес-сообщество, инструменты у нас те же. Но есть и отличия, — подчеркнула Светлана Горбачева. — В ситуации, когда некоммерческий сектор активно развивается и профессионализируется, хорошо бы не забывать о солидарности: не получится развиваться одному, развиваться мы сможем только все вместе. Живи и дай жить другим».

Примеров резонансных конфликтов, связанных с товарными знаками благотворительных организаций, в зарубежной судебной практике не нашлось. «История с «Подари жизнь» всколыхнула юридическое сообщество, и, если бы нечто подобное произошло в Европе или США, это не осталось бы незамеченным», — отметила Анастасия Сковпень.

В то же время, в США с 1990-х годов юридические нормы, связанные с товарными знаками и торговыми марками, начали активно использоваться для защиты прав на самые разные обозначения. Например, в 1994 году индейский народ зиа потребовал от властей репараций за использование символа солнца (в определенной визуальной интерпретации) на флаге штата Нью-Мексико.

Ирина Резникова
Ирина Резникова

Руководитель Управления правовой защиты, Патентный поверенный № 1947

Патентный поверенный № 1947. Более 17 лет юридической практики.

В отличие от товарного знака, который закрепляется за очень конкретными видами деятельности организации, бренд ассоциируется с некими ценностями и образами, близкими потребителю. Можно сказать, что это «когнитивная конструкция». Защита бренда – в первую очередь диалог с сообществом, в чьей лояльности заинтересована организация.

Значение брендов и связанных с ними товарных знаков в современном мире возрастает, так как, по мнению экспертов, «совершенная простота позволяет различить их даже в мощном потоке зрительных образов, генерируемых средствами массовой информации».

Источник «Милосердие»

Услуги и цены

Форсаж 2.0

Все характеристики продукта «Всё включено», а также:

  • Ускоренная проверка по всем базам за 2 дня.
  • Ускоренное получение свидетельства
  • 1 год гарантии после регистрации: защита знака в Палате по патентным спорам в случае оспаривания конкурентом.
  • Возврат стоимости услуг при отказе.
от 296 900руб
от 2 месяцев

Все включено

  • Проверка знака по всем базам за 10 дней.
  • 3 варианта доработки знака.
  • Подача заявки и оплата пошлин.
  • Ответы на неограниченное число запросов ФИПС.
  • Защита при отказе в Палате по патентным спорам.
  • 1 претензия: привлечение к ответственности нарушителя, либо ответ на входящую претензию.
  • Электронная заявка (на 30% меньше пошлины)
от 58 350руб
от 11 месяцев

Дешевле не бывает

Когда не требуется проверка товарного знака

  • Оформление и подача заявки в ФИПС
от 27 200руб

Другие материалы автора

RSpectr.com

Правообладатели vs «Яндекс»

Начался новый виток войны с нелегальным распространением контента в Рунете. Минкультуры и правообладатели выступают за ужесточение законодательства в этой сфере. Роскомнадзор предлагает не торопиться и оценить возможности саморегулирования отрасли. «Однако эти поправки представляют собой довольно волнительную ситуацию для добросовестных владельцев сайтов, которые могут блокироваться без санкции суда»

Retailer

Хлебное место: в Санкт-Петербург пришла мода на пекарни

В Петербурге стремительно растет число пекарен и кондитерских с собственным производством. Разбираемся, с чем связан всплеск популярности подобных заведений общепита, и смогут ли они «отнять хлеб» у супермаркетов.

RBC

Роспотребнадзор проверит ресторан с «двойными ценами» в Москве

Роспотребнадзор проинформирован о сообщениях о том, что в ресторане «Генацвале» около стадиона «Лужники» в меню на английском и русском языках цены различаются. Это следует из письма ведомства, ​поступившего в РБК.

Будьте в курсе событий

Подпишитесь на информационную рассылку, чтобы получать уведомления об изменениях в законодательстве, заранее узнавать о новых правилах ФИПС и ценовых предложениях для наших клиентов.