+7 495 134 14 62
info@gardium.ru

/

+7 495 665 82 58
Личный кабинет

Trend: использование названия чужого произведения: нарушение или нет?

332
0 комментариев
11 минут

Суды исходят из того, что нарушение исключительных прав при использовании названия произведения может иметь место только в том случае, когда речь идет про оригинальное, нетривиальное название.

Применительно к случаям регистрации названия произведения в качестве товарного знака (не для защиты исключительных авторских прав) судебной практикой были выработаны иные критерии оценки правомерности таких действий, если правообладатель объекта авторского права не давал согласия на такую регистрацию.

Защита ваших прав в СИП

В данном случае исследуется известность самого произведения авторского права. Для этого проводится опрос потребителей. При этом название произведения может не быть оригинальным, представлять собой самостоятельный результат творческой деятельности. Необходимо лишь, чтобы потребители товара рассматривали обозначения в качестве названия конкретного произведения.

В последнее время Роспатент нередко отказывает в регистрации товарного знака в связи с тем, что в нем используется чужой объект авторских прав, даже без соответствующего заявления правообладателя. СИП РФ признает практику патентного ведомства недопустимой.

Как проявляется

В соответствии с п. 7 ст. 1259 ГК РФ авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным п. 3 настоящей статьи.

Как разъяснил Пленум Верховного суда РФ в п. 83 постановления Пленума № 10 от 23.04.2019:

«Авторское право с учетом п. 7 ст. 1259 ГК РФ распространяется на любые части произведений при соблюдении следующих условий в совокупности:

  • такие части произведения сохраняют свою узнаваемость как часть конкретного произведения при их использовании отдельно от всего произведения в целом;
  • такие части произведений сами по себе, отдельно от всего произведения в целом, могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и выражены в объективной форме».

Только при соблюдении указанных двух условий использование названия произведения может быть квалифицировано в качестве нарушения исключительного права на произведение. При этом такие условия должны присутствовать в совокупности.

Формулировки п. 83 Постановления являются достаточно абстрактными. В практике нижестоящих судов не сформировалось единообразного толкования установленных условий. В связи с чем в настоящее время сложно предсказать, как в каждом конкретном случае квалифицируют использование сходного (аналогичного) с названием произведения. Существует риск принятия произвольных решений.

Первое условие наличествует в тех случаях, когда публика, читатели) связывают, ассоциируют соответствующее наименование конкретному произведению, рассматривают словосочетание именно как название фильма, книги и т. п. Как было справедливо отмечено И. В. Шостаком, «когда мы слышим название какого-либо произведения (слово, словосочетание) и у нас возникает стойкая ассоциация с самим произведением и с его автором, то можно сказать, что такое название носит творческий характер и может подлежать самостоятельному использованию».

Многие цивилисты полагают, что название, чтобы получить правовую охрану, должно быть оригинальным, нетривиальным. Хотя ГК РФ прямо не относит оригинальность к критериям охраноспособности объектов авторского или его частей. Подобный подход нашел отражение и в судебной практике.

Согласно п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.09.1999 № 47 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах"», название произведения подлежит охране как объект авторского права в случае, если является результатом творческой деятельности автора (оригинальным) и может использоваться самостоятельно. Данную позицию Президиум ВАС РФ проиллюстрировал следующим примером.

Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к издательству о запрещении ответчику использовать в качестве наименования выпущенной в свет серии книг название «Энциклопедия для детей и юношества».

Истец полагал, что использование этого названия нарушает его авторские права на часть (название) произведения, опубликованного истцом раньше, чем ответчиком, и состоящего из нескольких томов под общим названием «Энциклопедия для детей».

Арбитражный суд правомерно отказал в иске по следующим основаниям.

Согласно ст. 6 Закона «Об авторском праве...» к объектам авторского права относится и часть произведения, включая его название, которая является результатом творческой деятельности и может использоваться самостоятельно. Однако истец не доказал творческого характера названия, использованного им для серии книг. Наоборот, неоригинальность словосочетания «Энциклопедия для детей» очевидна.

Интерес в рассматриваемом аспекте представляет также определение ВС РФ от 23.06.2015 № 5-КГ15-58. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда пришла к выводу о том, что фраза «Любить без условий, растить без усилий», используемая авторами в качестве названия части книги, не является РИД и объектом авторского права, поскольку является общеупотребительной и не имеет признаков оригинальности и неповторимости. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла, что оснований, по которым спорная фраза не имеет признаков оригинальности и неповторимости, судебной коллегией не приведено. При этом наличие во фразе общеупотребительных слов само по себе не означает, что данная фраза в общем своем содержании является общеупотребительной и объектом авторского права не является.

В другом споре, касающемся права авторства на название произведения «Петербургские тайны», суд заключил, что спорное словосочетание не может быть признано творческим, оригинальным и поэтому не подлежит охране авторским правом. При этом суд указал, что:

  • название состоит из двух распространенных слов русского языка;
  • сочетание этих слов является обычным, построенным по модели других подобных словосочетаний (парижские тайны, московские тайны, лондонские тайны);
  • указанное словосочетание означает секреты определенного города, никакого особого смысла оно не несет.

Помимо этого, суд отметил, что неоригинальный характер спорного названия «Петербургские тайны» подтверждают также названия двух литературных произведений, опубликованных в XIX в.: в 1865 г. было опубликовано произведение «Петербургские тайны (Из записок следователя)», а в 1872 г. — «Петербургские тайны (Литературный сборник)» (см. решение Замоскворецкого районного суда ЦАО г. Москвы от 28.08.2001 по делу № 2-1345/1).

Не нашли суды нарушения исключительного права и в использовании издательством «Компания АСТ-пресс» названия произведения Е. Е. Сухова «Я — вор в законе». Суды первой и апелляционной инстанции исходили того, что подобное сочетание не может быть «новым» и «оригинальным» в качестве названия произведения. Потому оно не является результатом творческой деятельности. Рассматриваемое выражение «распространено в обычной жизни и криминальных кругах» (определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18.06.2001).

В дополнение к обозначенным выше позициям судов предложим свою интерпретацию критериев предоставления названиям произведений правовой охраны. С функциональной точки зрения исключительные авторские права представляют собой стимул к созданию и коммерциализации новых произведений, научно-культурному развитию. При установлении системы авторских прав (с их ограничениями) учитываются не только интересы правообладателей (авторов, издательств) в получении прибыли, но и общественные интересы, в появлении новых РИД, удовлетворяющих гносеологические, эстетические и информационные потребности публики. Российское авторское законодательство исходит из того, что любое отдельное произведение, представляющее собой результат творческой деятельности, заслуживает предоставления ему правовой охраны.

Такой подход можно признать оправданным с позиции снижения расходов на судопроизводства, из принципа правовой определенности. В соответствии с ним судам не приходится давать оценку тому, обладает ли произведение научной или художественной ценностью, является ли оно оригинальным (при том, что такие критерии являются достаточно абстрактными и субъективными). Даже если в результате правовая охрана будет предоставлена достаточно тривиальным произведениям (например, фотографиям конкретного объекта), не представляющим особого интереса для публики, это вряд ли создаст какие-либо существенные проблемы для иных участников оборота, общества в целом. Исключительные права на подобные объекты не будут блокировать творческую активность иных лиц.

В случае же с частями произведения ситуация обстоит иным образом. Частью произведения можно признать и главу в книге, и отдельное слово, словосочетание. Очевидно, что если каждому такому (самому минимальному) элементу предоставлять правовую охрану, то можно блокировать всю последующую творческую деятельность. На общеупотребимые слова и выражения будет установлена монополия конкретных правообладателей. Судам придется выяснять, кто первым употребил то или иное словосочетание в своем произведении. В большинстве случаев это окажется для них непосильной (по объективным причинам) задачей.

Таким образом, очевидно, что для предоставления правовой охраны части произведения необходимы дополнительные условия. Такая часть должна быть «существенной» в количественном или качественном смысле. В первом случае учитываются такие показатели, как количество знаков, слов, соотношение используемого фрагмента со всем произведением. Название произведения, которое, как правило, состоит из нескольких слов, не может быть признано существенной частью в количественном смысле. В таком случае остается только качественный критерий. В случае с литературными произведениями, художественными фильмами название может быть признано существенной частью тогда, когда оно обладает определенной художественной эстетической ценностью как таковое — обладает определенной оригинальностью или парадоксальностью, представляет собой самостоятельное выразительное, экспрессивное высказывание. При этом, чтобы определяться как часть конкретного произведения, такое обозначение должно атрибутироваться такому произведению публикой.

Отдельно отметим, что для случаев регистрации названия произведения в качестве товарного знака (не для защиты исключительных авторских прав) судебной практикой были выработаны иные критерии оценки правомерности таких действий, если правообладатель объекта авторского права не давал согласия на такую регистрацию:

  • охраноспособность произведения, существовавшего на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака;
  • его известность в РФ на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака;
  • тождественность обозначения, регистрируемого в качестве товарного знака, названию известного произведения;
  • восприятие потребителями товара, для индивидуализации которого заявлено на регистрацию обозначение, этого обозначения как названия конкретного произведения.

В данном случае исследуется известность самого произведения авторского права. Для этого проводится опрос потребителей. При этом название произведения может не быть оригинальным, представлять собой самостоятельный результат творческой деятельности. Необходимо лишь, чтобы потребители товара рассматривали обозначение в качестве названия конкретного произведения.

Примеры из судебной практики

Постановление президиума СИП РФ от 03.10.2022 по делу № СИП-965/2020

СИП РФ согласился с тем, что следует прекратить охрану товарного знака «Телеканал Пингвин ЛоЛо» в связи с тем, что обозначение схоже с названием мультфильма «Приключения пингвиненка Лоло» и его персонажем. Правообладатель в своих возражениях ссылался на то, что современным потребителям упомянутый мультфильм неизвестен, в отличие от детского телеканала «Пингвин ЛоЛо». Между тем СИП отклонил такие доводы. Включение спорного произведения в т. н. «Золотую коллекцию» мультфильмов подтверждает его общеизвестность. Мультфильм создали в период с 1986 по 1987 г., т. е. до даты приоритета товарного знака.

Решение СИП РФ от 29.09.2022 по делу № СИП-502/2022

Обществу отказали в регистрации товарного знака. Как указал Роспатент, спорное обозначение Felix Krull/«Феликс Круль» зарегистрировать нельзя. Оно сходно с названием известного произведения «Признания авантюриста Феликса Круля» за авторством Томаса Манна. СИП счел отказ незаконным.

ГК РФ не допускает регистрацию как товарных знаков обозначений, тождественных названию известного в России на дату подачи заявки произведения, цитаты из него или персонажа без согласия правообладателя.

Такое ограничение установлено в пользу правообладателей и их правопреемников. Именно они могут подавать возражения против предоставления охраны товарному знаку.

Причем проверяют, соответствует или нет обозначение упомянутому ограничению, не на стадии экспертизы, а в рамках иной процедуры — при оспаривании уже зарегистрированного товарного знака путем подачи возражения. При этом в последнее время неоднократно стали попадаться кейсы, в которых Роспатент отказывает в регистрации товарного знака в связи с тем, что в нем используется чужой объект авторских прав, даже без соответствующего заявления правообладателя последнего. В ст. 1477 ГК РФ полномочия Роспатента четко определены. Так, Роспатент должен защищать права на объекты интеллектуальной собственности только по инициативе правообладателя. То есть приоритет отдается публичным, а не частным интересам. СИП РФ признает практику патентного ведомства недопустимой.

В данном случае Роспатент был обязан зарегистрировать спорный товарный знак.

Постановление президиума СИП РФ от 02.09. 2021 № СИП-883/2020

СИП не нашел нарушений в регистрации товарного знака «Бумбараш». При этом он отклонил доводы Роспатента о том, что такое обозначение может ввести потребителя в заблуждение.

СИП РФ не согласился с тезисом патентного ведомства о том, что словесный элемент «Бумбараш» вызывает ассоциации с названием одноименного кинофильма (СССР, киностудия им. А. Довженко, 1971 г.). Такой факт сам по себе не свидетельствует о том, что потребителя могут ввести в заблуждение относительно лица, оказывающего услуги. Упомянутое основание для отказа применяется в случае, когда обозначение ранее активно использовалось не заявителем, а иным лицом именно для товаров и услуг, и только когда в результате этого у потребителей возникли устойчивые ассоциации именно с этим изготовителем и его продукцией.

Кроме того, по ГК РФ запрещено регистрировать как товарные знаки обозначения, тождественные в т. ч. известному в России названию произведения без согласия правообладателя. Между тем, как подчеркнул СИП, такое основание для отказа применяется только по обращению правообладателя произведения или его правопреемников, а не по инициативе Роспатента.

Судебная практика Гардиума – кейсы

Тарифы

Анализ перспектив судебного спора
от 50 000 ₽
Заказать
Арина Ворожевич

Арина Ворожевич

Партнер, д.ю.н.
Преподаватель на кафедре гражданского права МГУ имени М.В. Ломоносова

Работала старшим преподавателем кафедры интеллектуальных прав МГЮА имени О.Е. Кутафина

Имеет значительный опыт в сфере работы в юридическом консалтинге, опыт работы инхаус-юристом

Являлась юристом-экспертом редакции журнала «Юрист компании»

Комментарии временно не доступны

Новое из раздела

Популярное

Ссылки на чужие произведения в интернете: нарушение или нет

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Кейс: взыскание компенсации за незаконное использование знака "Три кота" (СТС)

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Книга Ворожевич А. С. «Границы и пределы осуществления авторских и смежных прав»

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Доктрина защиты законных ожиданий в деятельности Роспатента

Кристина Гучмазова
Кристина Гучмазова
IP Дайджест,

Роль негативных обязательств в IP

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Проблема исков о ненарушении исключительных прав в РФ

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Кейс: спор на 532 млн рублей

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Защита фирменного стиля: практические аспекты

Алексей Абрамов
Алексей Абрамов
Споры,

Реестр фармакологически активных действующих веществ, защищенных патентами на изобретения

Арина Ворожевич
Арина Ворожевич
IP Дайджест,

Читать также

Как придумать название бренда косметики

Как придумать название бренда косметики

Маргарита Булычева
Маргарита Булычева
Товарные знаки,
Как придумать свой бренд для ручной работы

Как придумать свой бренд для ручной работы

Дарья Полякова
Дарья Полякова
Товарные знаки,
Как успешно зарегистрировать товарный знак в 2024 году

Как успешно зарегистрировать товарный знак в 2024 году

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Как оформить вывеску на фасаде

Как оформить вывеску на фасаде

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Знак обслуживания как способ индивидуализации бизнеса в сфере услуг

Знак обслуживания как способ индивидуализации бизнеса в сфере услуг

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Как продавать на Wildberries

Как продавать на Wildberries

Дарья Полякова
Дарья Полякова
Товарные знаки,
Доменное имя как объект интеллектуальной собственности

Доменное имя как объект интеллектуальной собственности

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Споры,
Что такое слоган: как придумать и проверить самостоятельно

Что такое слоган: как придумать и проверить самостоятельно

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Электронное свидетельство на товарный знак

Электронное свидетельство на товарный знак

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Внесение товарного знака в таможенный реестр Республики Казахстан: что нужно знать

Внесение товарного знака в таможенный реестр Республики Казахстан: что нужно знать

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,
Средства индивидуализации товаров и юридических лиц: что нужно знать

Средства индивидуализации товаров и юридических лиц: что нужно знать

Кристина Гучмазова
Кристина Гучмазова
Споры,
Товарный знак и патент. В чем разница?

Товарный знак и патент. В чем разница?

Ирина Резникова
Ирина Резникова
Товарные знаки,