НАДЁЖНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ФЕДЕРАЛЬНОМ МАСШТАБЕ

Доктрина защиты законных ожиданий в деятельности Роспатента

Автор раскрывает сущность доктрины законных ожиданий как инструмента борьбы с противоречивой практикой административных органов, в частности Роспатента. Исследует, как данный институт применяется в практике Суда по интеллектуальным правам.

Гарантированное получение патента
Кристина Гучмазова
Кристина Гучмазова
Ведущий юрист по интеллектуальному праву

Для эффективного правового регулирования необходимы понятный для всех участников язык закона и единообразие судебной практики. Государственные органы должны принимать решения в соответствии с законными ожиданиями, сформированными в том числе с учетом предшествующей практики.

Доктрина защиты законных ожиданий применяется в публично-правовых отношениях при защите добросовестной слабой стороны. Сторона при этом вправе рассчитывать на правовые последствия, исходя из наличной правовой нормы, предшествующей административной практике или иных обстоятельств — от внезапного изменения мнения или политики государственного органа.

Принцип защиты законных ожиданий (защиты доверия) является важной составляющей правовой системы, направленной на формирование административных процедур. Данный принцип обеспечивает предсказуемость административной деятельности субъектов публичной власти.

В практике европейских судов органы публичной власти могут принудить к возмещению убытков, которые возникли в результате того, что частные лица действовали в гражданском обороте, положившись на заверения, данные публичными органами явно или неявно, то есть действиями или бездействием.

В Германии, которая относится к странам континентального права, принцип поддержания доверия (Veгtrauensschuts) включен в содержание принципа правового государства (ст. 20 Конституции ФРГ), но обеспечивается отдельными нормативными актами, в частности, Законом ФРГ об административной деятельности органов государства

В английском праве защита законных ожиданий является доктриной публичного права, которая основана на принципе естественной справедливости. Она регулирует деятельность государственных органов при осуществлении ими дискреционных полномочий.

В российской правовой системе принцип защиты законных ожиданий пока не занял должного места. На него редко ссылаются суды, рассматривающие административные споры, он фрагментарно используется в аргументации Конституционного суда РФ (КС РФ), его нет в законодательстве. При этом отдельные элементы защиты законных ожиданий проявляются в делах о «правовой неопределенности», на которую ссылаются довольно часто.

В российском праве доктрина защиты законных ожиданий отчасти получила выражение в решениях КС РФ в виде принципа поддержания доверия к закону и действиям государства, например, в делах о налоговых правонарушениях, мерах социальной поддержки.

Решения СИП, основанные на доктрине законных ожиданий

Пример 1: Постановление СИП РФ от 22.01.21 по делу № СИП-645/2019

Обозначение по заявке № 2018707101 от 26.02.18 подано на регистрацию в качестве товарного знака на имя предпринимателя в отношении большой группы товаров и услуг 29-го, 30-го и 35-го классов МКТУ.

Решением Роспатента, в т. ч. с учетом рассмотрения в Палате по патентным спорам (ППС), в регистрации обозначения в качестве товарного знака отказано. По мнению экспертизы, заявленное на регистрацию обозначение схоже до степени смешения с НМПТ «АЛТАЙСКИЙ МЕД» по свидетельству РФ № 142. Решение Роспатента было обжаловано предпринимателем в суде.

СИП РФ счел заслуживающими внимания доводы предпринимателя о существовании иных товарных знаков, знаков обслуживания, включающих слово «АЛТАЙСКИЙ», а также указание на иные географические наименования — особенно зарегистрированные Роспатентом после регистрации противопоставленного НМПТ.

Предприниматель привел в качестве примеров следующие средства индивидуализации, зарегистрированные с более ранним приоритетом в отношении однородных товаров и услуг:

  • комбинированный товарный знак по свидетельству РФ № 596615;
    Товарный знак Алтайский кондитер
  • комбинированный товарный знак по свидетельству РФ № 613110;
    Товарный знак Алтайский вареник
  • словесный товарный знак по свидетельству РФ № 615994;
    Товарный знак Алтайский берег
  • словесный товарный знак по свидетельству РФ № 645456;
    Товарный знак Алтайский традиции
  • словесный товарный знак по свидетельству РФ № 647485;
    Товарный знак Алтайский мараленок
  • комбинированный товарный знак по свидетельству РФ № 652050;
    Товарный знак Алтайский мамонт
  • словесный товарный знак по свидетельству РФ № 660673;
    Товарный знак Алтайский травник
  • словесный товарный знак по свидетельству РФ № 668684;
    Товарный знак Алтайский золотой
  • комбинированный товарный знак по свидетельству РФ № 693352.
    Товарный знак Алтайский продукт

СИП РФ принял во внимание, что правообладателем комбинированного товарного знака по свидетельству РФ № 613110 является заявитель по настоящему делу — ИП Кошмак С. А.

Алтайский вареник

Суд учел отсутствие в период с даты регистрации противопоставленного НМПТ (24.06.15) изменений в примененном Роспатентом п. 7 ст. 1483 ГК РФ и принял во внимание вышеприведенные примеры из практики патентного ведомства. На этих основаниях СИП РФ заключил: предприниматель мог рассчитывать, что по результатам рассмотрения его заявления товарный знак будет зарегистрирован.

Пример 2: Постановление СИП РФ от 29.09.21 по делу № СИП-762/2021

Роспатент отказал предпринимателю в регистрации товарного знака по заявке № 2019727683: 

Товарный знак Окинава

Патентное ведомство исходило из того, что географический объект Окинава известен российскому потребителю в качестве названия одного из островов в Японии, а Япония характеризуется производством различных продуктов питания и напитков и занимается их экспортом в различные страны. В таком случае заявленное обозначение является описательным. Оно характеризует заявленные на регистрацию товары 29-31-го классов, а также связанные с ними услуги 35-39-го классов МКТУ, указывая на место производства и продвижения данных товаров.

Предприниматель оспорил данное решение в суд. В своем заявлении он обратил внимание СИП РФ на то, что является правообладателем товарного знака по свидетельству РФ № 408153:

Окинава

В связи с этим предприниматель счел, что административным органом был нарушен принцип защиты законных ожиданий, а оспариваемое решение Роспатента не соответствует положениям п. 1 и 3 ст. 1483 ГК РФ. С учетом места нахождения заявителя (г. Казань) представленное на регистрацию обозначение «Окинава» в принципе не может оцениваться как описательное, указывающее на место производства товаров и услуг.

СИП РФ поддержал позицию предпринимателя и признал решение Роспатента недействительным. Он исходил из того, что решение о предоставлении правовой охраны конкретному обозначению принимается с учетом фактических обстоятельств дела. Каждый товарный знак необходимо рассматривать отдельно. Если регистрация иных товарных знаков на имя правообладателя не является предметом спора, то, соответственно, правомерность предоставления им правовой охраны в рамках конкретного дела судом не проверяется и не может быть положена в основу решения.

Вместе с тем органы государственной власти обязаны осуществлять возложенные на них функции с учетом принципа защиты законных ожиданий. Предсказуемость поведения государственного органа, обладающего властными полномочиями, является одним из факторов, сдерживающих произвол власти, создающих условия для реализации принципа правовой определенности и способствующих формированию у участников правоотношений доверия к закону и действиям государства.

Получив правовую охрану в отношении обозначения «ОКИНАВА» (товарный знак по свидетельству РФ № 408153, зарегистрирован для услуг 43-го класса МКТУ), заявитель рассчитывал на аналогичный подход и при регистрации спорного обозначения.


Пример 3: Постановление СИП РФ от 24.05.21 по делу № СИП-422/2020

Товарный знак со словесной частью «100%» по международной регистрации № 1322708 с датой конвенционного приоритета от 31.05.16 зарегистрирован Международным бюро Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 04.08.16 на имя иностранного лица в отношении указанных в перечне регистрации товаров 9-го и 25-го классов МКТУ.

Товарный знак 100%

Решением Роспатента от 14.02.18 в предоставлении правовой охраны на территории РФ товарному знаку по международной регистрации № 1322708 было отказано. Роспатент указал, что обозначение не соответствует требованиям п. 1 ст. 1483 ГК РФ.

СИП отметил, что согласно сложившемуся в правоприменительной практике подходу наличие у заинтересованного лица исключительного права на товарный знак с более ранней датой приоритета само по себе не может служить основанием для государственной регистрации входящего в его состав обозначения в качестве самостоятельного товарного знака.

Вместе с тем в обжалуемом решении органы государственной власти обязаны осуществлять возложенные на них функции с учетом принципа защиты законных ожиданий. Административный орган и суд первой инстанции установили, что иностранному лицу на территории РФ предоставлена правовая охрана товарного знака со словесной частью «100%», графическими и цветовыми элементами по международной регистрации № 1215574.

Патент под ключ с гарантией
  • Оформим патент или вернем деньги за услуги
  • Полное сопровождение
  • 30% скидки на пошлины
  • Поверенные с 10-летним опытом в Роспатенте
Товарный знак

С учетом идентичности исполнения части элементов ранее зарегистрированного и заявленного обозначений в своем возражении иностранное лицо ссылалось на данное обстоятельство как на имеющее правовое значение для разрешения вопроса об охраноспособности обозначения по международной регистрации № 1215574 и просило учесть его при принятии решения.

Из пояснения представителя Роспатента суду следовало, что правовая охрана обозначения по международной регистрации № 1215574 была выдана в связи с тем, что оно признано комбинацией, обладающей различительной способностью (пп. 2 п. 1.1 ст. 1483 ГК РФ).

Пример 4: Постановление СИП РФ от 14.10.21 по делу № СИП-891/2020

Обозначение ««CHICAGO HIGH» по заявке № 2019714207 с датой приоритета 29.03.19 заявлено на государственную регистрацию в качестве товарного знака на имя иностранного лица в отношении товаров 3-го и 4-го классов МКТУ.

Роспатент отказал в регистрации обозначения из-за его несоответствия требованиям п. 1 и п. 3 ст. 1483 ГК РФ, так как оно указывает на место происхождения товаров. Роспатент исходил из того, что в состав заявленного обозначения входит словесный элемент «CHICAGO» (Chicago (англ.) — Чикаго, город в штате Иллинойс, США), который не обладает различительной способностью и является неохраняемым.

Заявитель оспорил решение Роспатента в СИП РФ. СИП РФ удовлетворил его требование и признал решение Роспатента недействительным

Суд учел доводы заявителя о том, что Роспатент ранее зарегистрировал на его имя другие товарные знаки, включающие географические наименования: «LONDON FUNK», «Poets of Berlin». На иных лиц Роспатентом зарегистрированы такие обозначения, как «La Fille de Berlin», «Чикаго Прайм», «Парижские вечера», «Парижская жизнь», «Мелодии Парижа».

Исходя из этого, СИП РФ констатировал, что:

  • применительно к аналогичным правовым ситуациям Роспатент выразил противоположные правовые позиции, в одном случае признав обозначение подлежащим правовой охране, а в другом — неохраняемым по одним и тем же основаниям;
  • при таких обстоятельствах выводы Роспатента также не могут быть признаны законными и обоснованными; Роспатентом не был соблюден принцип законных ожиданий заявителя, так как более ранним заявкам, включающим в себя географические названия, предоставлялась правовая охрана.

Пример 5: Постановление СИП РФ от 29.10.21 по делу № СИП-140/2021

Роспатент отказал обществу «СИТИ» в регистрации обозначения, содержащего словесный элемент «Moscow City» по заявке № 2018724762.

Товарный знак Moscow City

Ведомство исходило из того, что такое обозначение является описательным: указывает на место производства товаров и услуг, а также на местонахождение производителя товаров и лица, оказывающего услуги. Общество оспорило решение Роспатента в СИП РФ. При этом оно ссылалось на то, что ранее Роспатент зарегистрировал на его имя следующие товарные знаки:

№ 750563

№ 700203

№ 513645

СИП РФ согласился с доводами заявителя, отметив, что «в случае иного подхода административного органа к оценке различительной способности спорного обозначения Роспатенту следовало указать, на основании каких конкретных доводов, отличающихся от доводов в отношении оценки различительной способности указанных товарных знаков, был сделан иной вывод, исключающий единый подход к оценке всех рассматриваемых обозначений». Суд признал решение Роспатента недействительным.

Анализ практики

Действительно, делопроизводство в Роспатенте по каждой заявке ведется отдельно с учетом фактических обстоятельств конкретного дела. Однако при регистрации иных товарных знаков тем же лицом административный орган связан своими выводами, сделанными в отношении одинаковых элементов товарных знаков.

Признание Роспатентом конкретных элементов обладающими различительной способностью при отсутствии возражений иных лиц влечет за собой обязанность административного органа и далее признавать эти же элементы обладающими такой способностью при государственной регистрации товарных знаков того же лица.

В противном случае административный орган, отказывая в регистрации спорного обозначения, обязан обосновать наличие существенных обстоятельств, которые позволили ему прийти к иному выводу.

Зачем нужно соблюдать принцип защиты законных ожиданий?

  • Доверие между государством и гражданами, непубличными субъектами — это одна из важнейших категорий, которая на конституционном уровне определяет легитимность власти. В административно-правовом контексте оно тесно переплетается с эффективностью публичного управления, которая опирается на необходимость «сохранения разумной стабильности правового регулирования».
  • Органы публичной администрации и граждане, юрлица могут неодинаково воспринимать букву закона, ожидая друг от друга разных вариантов поведения. Поэтому и нужны некоторые правовые конструкции, позволяющие защищать права граждан в управленческой процедуре без изменения законодательства.
  • Непоследовательность и противоречивость госоргана в оценке обстоятельств ставит лицо, которое обязано выполнять его предписания, в неравную позицию. Оно не может предугадать поведение госструктуры.
  • Принцип допустимо рассматривать в качестве публично-правового аналога уже укоренившегося в гражданском праве принципа эстоппеля. Односторонний административный акт и односторонняя сделка — в целом сопоставимые правовые инструменты и формы волеизъявления субъектов правоотношений.
  • Принцип позволяет защитить добросовестное лицо в ситуации, когда субъект лишен возможности адаптироваться к неожиданно изменившимся условиям.
  • Любое лицо имеет право получать ясную и правдивую информацию о деятельности публичной администрации заранее, до вступления в правоотношение. В этом случае оно сможет ориентироваться в публичном порядке, просчитывая свое поведение в отношении органов управления и действия этих органов в отношении себя. Властные субъекты, в свою очередь, не будут произвольно и непредсказуемо изменять практику даже при наличии права действовать по усмотрению.

Недооценка Роспатентом принципа защиты законных ожиданий приводит к негативным последствиям:

  • Если Роспатент регистрирует один товарный знак, а другой аналогичный — нет, то этим он не только обманывает ожидания заявителя, но и ставит под вопрос охраноспособность ранее зарегистрированного знака. Фактически Роспатент своим решением может опорочить предоставление правовой охраны другому товарному знаку.
  • Поведение Роспатента становится непредсказуемым, в результате чего заявитель не может, например, подготовить заявку на регистрацию товарного знака, просчитать, в каком виде регистрировать товарный знак, учитывая предыдущую практику Роспатента. В результате чего получает отказ, что, в свою очередь, ведет к судебным спорам и увеличению судебных издержек.
  • Роспатент получает право в каждом конкретном случае толковать закон произвольно, что приводит к злоупотреблению должностными полномочиями экспертами Роспатента.
  • Непоследовательная позиция Роспатента подрывает авторитет органа государственной власти в глазах заявителей.

Доктрина законных ожиданий является институтом, обеспечивающим баланс частных и публичных интересов. Она не ограничивает свободу органов государственной власти или местного самоуправления в изменении ранее утвержденной политики, поскольку ни один частный субъект не может ожидать, что политика государственного органа или органа местного самоуправления будет оставаться всегда неизменной.

Однако суд в каждом случае должен решать вопрос о разумности и законности ожиданий, если они сформировались в связи с предшествующей практикой органа публичной власти.

Суд должен учесть все факторы, спровоцировавшие изменение ранее принятого органом публичной власти решения, разобравшись в том, насколько данное изменение правомерно и могут ли интересы частного лица быть принесены в жертву интересам общества, если соответствующее изменение направлено на их защиту.

Принцип защиты доверия как аналог доктрины законных ожиданий нуждается в законодательном закреплении, чтобы стать действительно эффективным средством защиты прав частного лица при противоречивом поведении органов публичной власти.

Право на защиту законных ожиданий следует измерять не только прошлыми отношениями между конкретным гражданином и органом. Правоприменительная практика должна быть одинаковой для всех субъектов, обладающих равным правовым статусом, независимо от того, вступали они ранее в отношение с органом или нет. При таком подходе ссылка на административную практику при решении вопроса и реализации субъективного публичного права станет обычным и обязательным делом.

Границы применения

Несмотря на широкую применимость, концепция защиты законных ожиданий все же имеет границы своего применения:

  • Орган государственной власти может быть освобожден от обязанности исполнить обещание принять административный акт или воздержаться от его принятия, если после предоставления такого заверения обстоятельства изменятся настолько, что орган государственной власти не дал бы или не вправе был бы его дать.
  • Если решение публичного органа власти, нарушая законные ожидания одного лица, способствует реализации принципа социальной справедливости и защите прав и интересов неопределенного круга лиц, то оно не будет отменено по причине нарушения законных ожиданий.
  • Разрушение законных ожиданий не может быть самостоятельным основанием для признания недействительным нормативного акта или противозаконным решения или действия госоргана, а следовательно, и требования об исполнении обязательства в натуре (restitutio in integrum). В противном случае может быть подорван принцип юридической определенности и нарушены права и законные ожидания третьих лиц.

В случае Роспатента эта конструкция должна применяться следующим образом. Признание Роспатентом конкретных элементов обладающими различительной способностью при отсутствии возражений иных лиц влечет за собой обязанность административного органа и далее признавать эти же элементы обладающими такой способностью при государственной регистрации товарных знаков того же лица.

В противном случае Роспатент обязан мотивировать отказ наличием существенных обстоятельств, которые позволили ему прийти к иному выводу, а не отписываться, что «делопроизводство по каждой заявке ведется отдельно».

В противном случае это будет достаточным основанием для вывода, что Роспатентом рассмотрены не все доводы, приведенные в возражении, и не учтены все фактические обстоятельства.

Таким образом, доктрина законных ожиданий является не только действенным средством достижения баланса между частными и публичными интересами, но и инструментом реализации механизма сдержек и противовесов, поскольку судебная власть может пресечь явное злоупотребление полномочиями со стороны органов власти.

Помощь в составлении и подачи заявки
в Роспатент ― от 39 700 ₽
Заказать
Получение патента с гарантией ― от 156 700 ₽
Перейти
Ускоренное патентование ― от 287 600 ₽
Условия
Кристина Гучмазова

Кристина Гучмазова

Ведущий юрист по интеллектуальному праву
Более 10 лет в юриспруденции и 1,5 года в защите интеллектуальной собственности. Кристина представляет интересы правообладателей товарных знаков и иных средств индивидуализации в ФТС, ФИПС, Роспатенте и арбитражных судах. В 2020 году присоединилась к патентно-адвокатскому бюро «Гардиум».

В число ее  клиентов входят: группа компаний Lactalis, группа компаний  ГЕО АЛЬЯНС,
Комментарии временно не доступны
Книга в подарок
Презентация
Гардиум - 17 лет интеллектуальной практики

Скачайте презентацию и узнайте, как мы защищаем интеллектуальную собственность.
Наши достижения и интересные кейсы − за 5 минут

Обращайтесь
к профессионалам!