НАДЁЖНОСТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В ФЕДЕРАЛЬНОМ МАСШТАБЕ

Проблемы защиты информации, имеющей коммерческую ценность

Коммерческая информация — важный корпоративный актив. При этом она неоднородна. Можно выделить следующие виды такой информации.

Алексей Абрамов
Алексей Абрамов
Управляющий партнер «Гардиума», заместитель Председателя Совета по ИС Торгово-промышленной палаты РФ

1 группа: регистрируемые объекты интеллектуальной собственности (ИС), например, изобретения, полезные модели. Регистрация в случае с такими объектами носит правоустанавливающий характер. Предприниматель раскрывает свою разработку. В ответ на это государство гарантирует ему возможность эксклюзивного использования объекта в течение ограниченного времени.

2 группа: нерегистрируемые объекты ИС. В данном случае речь идет, прежде всего, об объектах авторского права, ноу-хау.

Согласно п. 1 ст. 1465 ГК РФ к секретам производства относятся сведения любого характера: о результатах интеллектуальной деятельности (РИД) в научно-технической сфере; способах осуществления профессиональной деятельности, имеющих действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам.

3 группа: неохраняемые (в контексте ч. 4 ГК РФ) сведения. К ним относятся маркетинговые идеи, финансовые показатели компании, коммерческие планы, информация о сотрудниках, клиентская база и т. д. Такие сведения не являются ни РИД, ни способом («как что-то делается?») осуществления профессиональной деятельности. В таком случае они не подпадают под понятие ноу-хау.

На практике можно встретить договоры, в которых стороны относят подобные сведения к ноу-хау. При возникновении спора суды не всегда вникают в содержание ноу-хау. В связи с чем и указанная информация может быть подчинена режиму ноу-хау в конкретных случаях. Между тем процессуальный оппонент может легко обосновать, что у субъекта в действительности отсутствует ноу-хау, а есть лишь другая коммерческая информация.

Какой режим выбрать для охраны имеющей ценность коммерческой информации? В некоторых случаях у субъекта есть выбор. Так, сведения о патентоспособных РИД в научно-технической сфере могут охраняться правообладателем и как ноу-хау, и в качестве патентоохраняемых объектов. 

Режим ноу-хау для охраны технических решений ненадежен. Во-первых, никто не застрахован от того, что работник решит продать ценные сведения. Во-вторых, не исключено, что иное лицо самостоятельно разработает сходное решение и начнет его использовать. Наконец, возможна ситуация, когда конкурент приобретет создаваемый компанией с использованием ноу-хау продукт и посредством обратного инжиниринга воспроизведет охраняемое решение. Во всех этих случаях исключительное право на ноу-хау прекратится. В последних нельзя говорить даже о нарушении исключительного права.

Проблемы могут возникнуть у правообладателя и при коммерциализации данного объекта. На стадии ведения переговоров с потенциальным лицензиатом правообладатель ноу-хау, с одной стороны, должен показать ценность своей разработки (в ином случае он не сможет рассчитывать на существенные выплаты). С другой стороны, правообладатель не должен выдавать всей необходимой для внедрения технического решения информации, иначе существует риск, что недобросовестный контрагент начнет использовать разработку без заключения соглашения с правообладателем.

К преимуществам ноу-хау следует отнести недорогое и быстрое (в сравнении с процедурой выдачи патента) оформление прав. Отсутствует необходимость платить пошлины за поддержание исключительных прав. 

При патентно-правовой охране, в отличие от ноу-хау, все существенные признаки технического достижения должны быть известны общественности. Правообладатель раскрывает их при подаче заявки в Роспатент. В открытом доступе на сайте Роспатента находятся реестры заявок на выдачу патента и запатентованных решений, где указана информация о заявителе и содержании патентуемого решения. Взамен на раскрытие информации о техническом достижении государство «гарантирует патентообладателю превентивное запрещение и пресечение действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения его прав, установленными законом способами, в том числе запретами, санкциями, возмещением убытков и выплатой компенсации за причиненный вред».

По дате подачи патентной заявки устанавливается дата приоритета. Все иные субъекты (в том числе разрабатывающие сходное решение параллельно с заявителем) теряют возможность закрепить его за собой.

Реестры патентоохраняемых объектов обладают публичной достоверностью. Лица, указанные в патенте в качестве авторов и правообладателей, признаются таковыми до тех пор, пока патент не будет оспорен в установленном порядке и в реестр не будет внесена запись об ином. В случае незаконного использования запатентованного решения его правообладателю при обращении в суд не нужно доказывать (в отличие от обладателя ноу-хау) наличие у него исключительных прав на соответствующий патентоохраняемый объект. 

Удостоверенное патентом право на коммерчески привлекательную разработку представляет собой значимый бизнес-актив. Правообладатель может безбоязненно вести переговоры с потенциальными лицензиатами и инвесторами. Они не смогут присвоить его идею. Многие участники рынка в принципе не готовы вкладываться в коммерциализацию разработки, если она не охраняется патентом. А при наличии охраны только посредством ноу-хау очень значительны риски, связанные с потерей исключительного права, как у правообладателя, так и у потенциальных инвесторов.

К минусам патентного режима следует отнести его дороговизну. Правообладателям необходимо платить государственные пошлины, во-первых, за выдачу патента; во-вторых, за поддержание его в силе: при неуплате такой пошлины патент досрочно прекращает свое действие (ст. 1399 ГК РФ).

Кроме того, для грамотного составления заявки, как правило, требуется привлечение патентного поверенного.

Установление патентной охраны целесообразно, если правообладатели морально готовы к участию в судебных разбирательствах. С подачей патентной заявки решение становится известно неограниченному кругу лиц. Если речь идет о коммерчески привлекательной разработке, существует значительный риск ее использования без разрешения правообладателя. Другие субъекты получают возможность вести разработки «вокруг» охраняемого патентом объекта, создавать на его основе собственные технические решения. Но этих проблем можно избежать (или как минимум снизить риски) при грамотной патентной политике, например, включающей получение серии патентов на схожие решения.

На практике широкое распространение (например, на IT-рынке) получил смешанный тип правовой охраны. Патентами защищается основная разработка. Отдельные детали (аспекты) решения, механизма его реализации не раскрываются в патентной заявке и сохраняются в тайне. На них устанавливается режим ноу-хау. В таком случае правообладатель получает все преимущества от патентной охраны, но потенциальные нарушители не могут эффективно использовать его разработку. Как минимум им придется потратить средства и время на поиск своих технологических сведений и решений.

 При этом в отношении сведений, охраняемых в качестве ноу-хау, обычно устанавливается режим коммерческой тайны. Прежняя редакция ст. 1465 ГК РФ признавала ноу-хау лишь те сведения, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны. Федеральным законом от 12.03.14 № 35-ФЗ данное требование было исключено. В соответствии с действующей редакцией сведения признаются ноу-хау при условии их конфиденциальности, в результате которой они имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность.

Таким образом, законодатель не требует от правообладателя вводить режим коммерческой тайны. Из этого же исходит и судебная практика. Так, при рассмотрении одного из дел Суд по интеллектуальным правам (СИП) констатировал, что в спорном случае лицензионный договор предусматривал положения о конфиденциальном характере сведений, составляющих его предмет. «Доказательства свободного доступа к ним третьих лиц отсутствуют. При таких обстоятельствах предмет лицензионного договора соответствует ГК РФ (вне зависимости от наличия либо отсутствия соответствующего грифа на документации, раскрывающей секреты производства)». Его образуют действия по использования ноу-хау (постановление СИП от 10.04.18 № С01-157/2018 по делу № А40-74581/2017).

Между тем на практике мы рекомендуем правообладателям все же устанавливать в отношении ноу-хау режим коммерческой тайны. В таком случае компании будет проще доказать наличие у нее исключительных прав; пресечь попытки иных лиц по несанкционированному использованию сведений.

Информация третьей группы не может получить правовой охраны в соответствии с ч. 4 ГК РФ. Эффективную охрану такой информации можно обеспечить посредством:

  • установления режима коммерческой тайны;
  • заключения с любыми лицами (работниками, контрагентами по гражданско-правовым договорам) соглашений о неразглашении информации (NDA).

Кроме того, компания может применять различные технические меры защиты информации. Главный риск связан с тем, что коммерчески ценная информация может быть скопирована и передана другому лицу. Современные IT-решения могут исключить возможность по распечатыванию, копированию, пересылки информации из корпоративной базы организации. Существуют также различные устройства, фиксирующие получение конфиденциальной информации. Например, может быть установлен световой датчик на сейф, в котором хранится информация. Он фиксирует каждый факт открытия сейфа.

Как правильно установить режим коммерческой тайны?

Под коммерческой тайной действующее законодательство подразумевает режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Какие меры должен предпринять субъект, чтобы установить подобный режим? Перечень достаточно длинный:

  • Составить перечень информации, отнесенной к коммерческой тайне.
  • Принять положение о коммерческой тайне.
  • Установить порядок обращения с коммерческой тайной.
  • Определить перечень должностей и работников, имеющих доступ к коммерческой тайне.
  • Включить нормы о режиме коммерческой тайны в должностные инструкции.
  • Нанести на документы гриф «Коммерческая тайна».
  • Ознакомить работника под роспись с порядком работы с коммерческой тайной и с перечнем сведений, отнесенных к ней.
  • Включить обязательства по неразглашению и меры ответственности в трудовой договор.
  • Вести учет предоставления работникам сведений, относящихся к коммерческой тайне.
  • Создавать условия для соблюдения коммерческой тайны.

Согласно ч. 2 ст. 10 Закона о коммерческой тайне режим коммерческой тайны считается установленным после принятия вышеперечисленных мер. Их несоблюдение влечет за собой отказ судов в удовлетворении требований, связанных с разглашением информации. Показательным является постановление СИП от 16.11.17 по делу № А33-28905/2016. ООО «Научно-производственный центр магнитной гидродинамики» (далее — центр) обратилось в суд с иском к ООО «УНИМЕТ» (далее — общество) об обязании общества удалить с сайта «http://www.unimetllc.ru/drawings/» ссылки на рабочие чертежи индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB как представляющих коммерческую тайну центра. Суды установили следующие обстоятельства спора.

С 2006 по 2013 Павлов Е. А. (на момент рассмотрения дела судом — генеральный директор общества «УНИМЕТ») являлся работником центра (в разные годы — инженером, руководителем международных проектов; руководителем проектов). Ему был предоставлен доступ разрабатываемым центром рабочим чертежам индукторов магнитных гидродинамических перемешивателей (далее — продукты). Истец утверждал, что чертежи были предметом его коммерческой тайны. Данный режим был введен (по утверждению истца) посредством указания в трудовых договорах с сотрудниками обязанности воздерживаться от действий, которые могут нанести вред предприятию, обеспечения режима физической недоступности к чертежам в запираемом помещении.

Центр заключил договор с обществом «ФлоуТэк» (генеральным директором в котором был Е. А. Павлов) на доработку продуктов и их продвижение на зарубежный рынок. Договором была предусмотрена обязанность исполнителя обеспечить конфиденциальность информации.

Спустя некоторое время центр обнаружил, что на официальном сайте общества «УНИМЕТ» размещены предложения о скачивании рабочих чертежей, и обратился с вышеуказанным иском.

Суды трех инстанций признали требования истца не подлежащими удовлетворению. Они исходили из того, что истцом не были созданы необходимые условия для соблюдения Павловым Е. А. режима коммерческой тайны. Последний не подтверждал свое согласие на соблюдение режима коммерческой тайны для каких-либо документов. Перечень информации, составляющей коммерческую тайну, сторонами не определялся. Истец не установил порядок обращения с данной информацией, контроль за его соблюдением. Не осуществлял учет лиц, получивших допуск к конфиденциальной информации. Текст и оригиналы чертежей не содержали грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя такой информации. Истец не доказал, что в отношении рабочих чертежей индукторов магнитно-гидродинамических перемешивателей TYPE 400, TYPE 500 и TYPE 700 SB им был установлен режим коммерческой тайны. Также он не доказал факт размещения ответчиком в интернете чертежей, на которые центр зарегистрировал исключительные права.

Подобного подхода придерживаются и суды общей юрисдикции. Так, в одном из дел суд решил, что не может быть режима коммерческой тайны в том случае, когда документы хранятся на открытых стеллажах, отсутствует гриф «Коммерческая тайна» (апелляционное определение Самарского областного суда от 01.04.15 № 33-3459/2015).

Книга в подарок
Дайджест

IP Дайджест для юристов

Новости и аналитика по интеллектуальному праву от к.ю.н. ежемесячно


В другом деле суд отказал в удовлетворении требования истца о взыскании убытков с бывшего работника Н. по причине того, что раскрытые ответчиком требования не были включены в перечень объектов, относящихся к коммерческой тайне. Отсутствовал гриф «Коммерческая тайна». При этом факт передачи работником Н. ценной информации конкуренту был установлен. В силу должностного положения Н. стал известен секрет производства работодателя — разработки в области пароконденсатных систем. Спустя некоторое время он учредил ООО, на сайте которого разместил информацию о продукте и предложил его к продаже. При этом сам продукт, реклама на него была идентична разработке работодателя. Как установил суд, согласно положениям трудового договора Н. принял на себя обязательства соблюдать режим конфиденциальности в отношении сведений, составляющих коммерческую и (или) служебную тайну. Между тем в перечне сведений, составляющих коммерческую тайну истца, не были определены и поименованы агрегаты, чертежи и разработки производства по которым относятся к коммерческой тайне (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.09.16 № 33-17808/2016).

В судебной практике можно найти примеры решений, в которых суды делали предпринимателям определенные поблажки и признавали режим коммерческой тайны установленным и при несоблюдении владельцами информации всех мер. Прежде всего, суды считают возможным пренебречь требованием нанесения грифа «Коммерческая тайна» при соблюдении всех иных требований. Как было отмечено Мосгорсудом (определение от 14.01.20 по делу № 33-430/2020):

«Доводы апелляционной жалобы истца о том, что суд не учел того факта, что работодателем как обладателем конфиденциальной информации не были приняты все меры для обеспечения ее сохранности, а именно: на материальные носители, содержащие конфиденциальную информацию не был нанесен гриф „Конфиденциальная информация“, судебной коллегией проверены и признаются несостоятельными. Отсутствие у разглашенной истцом информации грифа „Коммерческая тайна“ не может повлечь освобождение его от дисциплинарной ответственности. В ходе рассмотрения дела был установлен факт направления истцом письма с электронного адреса корпоративной почты на публичный электронный адрес конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну». К схожему выводу пришел и Свердловский областной суд в определении от 10.06.20 по делу № 33-5593/2020.

Интерес представляет постановление СИП от 30.10.17 по делу № А45-18610/2016. ООО «ГАЛС» обратилось в суд с заявлением к управлению ФАС о признании незаконным решения о прекращении нарушения антимонопольного законодательства — прекращении использования информации, составляющей коммерческую тайну и ноу-хау (общества «Рельеф Плюс» и общества «Перевал»). Суды трех инстанций встали на сторону ФАС. Установленными признали следующие обстоятельства. Общество «Рельеф Плюс» создано 26.12.00, а общество «Перевал» — 26.05.03. Продукция общества «Рельеф Плюс» и общества «Перевал» — спасательные/страховочные жилеты — производилась на основе собственных технологий пошива.

 В январе 2014 года на должность генерального директора «Рельеф Плюс» принята Павлова Л. В. Единственным участником общества «Рельеф Плюс» и общества «Перевал» 01.10.14 утверждены положения о коммерческой тайне общества «Рельеф Плюс» и общества «Перевал». Положения установили общие нормы о сведениях, составляющих коммерческую тайну, режиме конфиденциальной информации и условиях ее защиты, а также меры ответственности за нарушение требований.

Перечень сведений, которые относятся к коммерческой тайне, установлен в приложениях к положениям и подразделены на блоки:

01

Производство

02

Управление

03

Планы

04

Совещания

05

Рынок сбыта (сектор рынка)

06

Партнеры

07

Переговоры

08

Контракты

09

Цены

10

Инвестиции

11

Техника и технология

12

Безопасность

Павловой Л. В. дано указание разработать и ознакомить сотрудников с режимом коммерческой тайны; подписать с ними соглашения о неразглашении. Сама Павлова Л. В. имела полный доступ к информации общества «Рельеф Плюс». Но с ней соглашение о конфиденциальности подписано не было.

Спустя некоторое время Павлова Л. В., а также ряд других ключевых работников уволились из общества «Рельеф Плюс» и перешли в созданное Павловой Л. В. общество «ГАЛС». Через три дня после создания общества им был получен сертификат соответствия от 05.06.15 на 29 моделей спасательных/страховочных жилетов.

На основании распечаток с сайта, представленных в материалах дела, судами также установлено, что спустя три месяца с момента создания общества «ГАЛС» запущен интернет-магазин http://sibqals.com/ по продаже продукции, аналогичной продукции общества «Рельеф Плюс» и общества «Перевал».

Отклоняя ссылки общества «ГАЛС» на то, что директор общества «Рельеф Плюс» Павлова Л. В. не была ознакомлена с положением о коммерческой тайне, суды исходили из следующего.

В п. 3 положения о коммерческой тайне общества «Рельеф Плюс» от 01.10.14 закреплены полномочия руководителя общества в области защиты коммерческой тайны.

Директору общества «Рельеф Плюс» Павловой Л. В. необходимо было разработать и ознакомить сотрудников с режимом коммерческой тайны, а сотрудникам — подписать соглашения о неразглашении. Павлова Л. В. исполнила данные требования. В таком случае она не могла не знать об информации, составляющей коммерческую тайну. Даже если сама не подписала соглашение о неразглашении.

Довод ответчика об отсутствии соответствующего грифа на материальных носителях, содержащих сведения, составляющие коммерческую тайну, сам по себе не препятствует отнесению информации к разряду коммерческой тайны. В силу ч. 5 ст. 10 Закона о коммерческой тайне меры по охране конфиденциальности информации признаются разумно достаточными, если доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, исключен для любых лиц без согласия ее обладателя, либо обеспечивается возможность использования информации, составляющей коммерческую тайну, работниками и передачи ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.

Отдельные вопросы возникают в связи с защитой клиентских баз

Так, например, бывшие работники передали скриншоты клиентских баз бывшего работодателя (турагентства) для смс-рассылки. Суд признал такие действия недобросовестной конкуренцией (постановление четвертого апелляционного арбитражного суда от 28.04.14 по делу № А19-14061/2013).

В другом деле компания обратилась с требованием признать действия общества-конкурента недобросовестной конкуренцией, связанной с получением и использованием составляющих коммерческую тайну клиентской базы и персональных данных клиентов. Ситуация была следующая. Заявитель воспользовался услугами индивидуального предпринимателя П., который должен был осуществлять смс-рассылки лицам, указанным в клиентской базе. Для этого ему были переданы соответствующие сведения о клиентах. В последующем этот же предприниматель П. заключил аналогичный договор с обществом-конкурентом. При оказании услуг последнему он использовал информацию, предоставленную заявителем. С помощью такой хитрой схемы конкуренту удалось уйти от ответственности.

Суд отказал в признании его действий недобросовестной конкуренцией. При этом было отмечено: «Доказательств согласования предпринимателем с обществом списка абонентов для смс-рассылки не имеется, совпадение номеров клиентов базы заявителя с теми номерами, по которым была направлена смс-рассылка с рекламой услуг общества, может в равной степени являться результатом использования клиентской базы заявителя не организацией-конкурентом, а данным предпринимателем по его собственной инициативе <...> Индивидуальный предприниматель П. — хозяйствующий субъект, не являющийся конкурентом общества «Барс-Авто» и общества «Авто-Моторс», поскольку он осуществляет деятельность на ином рынке, в связи с чем его действия в любом случае не могут быть квалифицированы как нарушающие п. 5 ч. 1 ст. 14 Закона о защите конкуренции» (постановление арбитражного суда Уральского округа от 12.09.14 по делу № А07-23821/2013).

В постановлении от 13.03.15 № 17АП-1019/2015-АК Семнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу об отсутствии нарушения в действиях бывшего партнера по бизнесу, который основал собственную компанию и использует клиентскую базу своей прежней организации. Обоснование данного решения достаточно простое: клиентская база не была отнесена к коммерческой информации.

С другой стороны, суд констатировал наличие в действиях бывших работников недобросовестной конкуренции в следующей ситуации. Работники создали компанию с названием, близким к названию бывшего работодателя, и рассылали клиентам предложения, идентичные тем, что были у экс-работодателя (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.04.13 № 09АП-8964/2013).

Алексей Абрамов

Алексей Абрамов

Управляющий партнер «Гардиума», заместитель Председателя Совета по ИС Торгово-промышленной палаты РФ
Сооснователь IPTech-платформы для автоматизации работы с IP «Гардиум.ПРО». Патентный поверенный РФ № 2003. Более 15 лет опыта в сфере ИС, M&A, арбитражном судопроизводстве

Комментарии временно не доступны

Читать далее

Обращайтесь
к профессионалам!