+7 495 134 14 62
info@gardium.ru

/

+7 495 665 82 58
Личный кабинет

Доктрина существенной части

Как полноценная правовая концепция до сих пор не получила признания в российском праве. Между тем ее элементы можно найти как в ГК РФ, так и в российской судебной практике. 

Контроль обладателя исключительного авторского права должен распространяться на случаи использования не только произведения как такового, но и его отдельных частей и элементов (в отрыве от самого произведения). При ином подходе авторские права было бы очень легко обойти. Речь при этом должна идти не о любой части (наборе элементов), а о существенной. При установлении данного признака следует руководствоваться двумя параметрами — количественным и качественным. 

В первом случае учитываются такие показатели, как количество знаков, слов, соотношение объемов используемого фрагмента и всего произведения. 

Во втором — значимость части для создания выразительного эффекта, передачи идеи, переживаний, представлений автора, оригинальность, характер творческого вложения. 

Часть произведения должна представлять собой — в отрыве от всего произведения — полноценный результат творческой деятельности. Часть произведения должна признаваться существенной в качественном контексте, когда она сама по себе является средством выражения идей, чувств автора, создания выразительного эффекта, может служить удовлетворению эстетических потребностей публики, обладает определенной оригинальностью. Охраноспособная часть произведения должна сама по себе иметь творческий характер, представлять собой результат творческого труда автора. 

Качественный и количественный параметры взаимосвязаны. Чем выше творческий уровень, оригинальность фрагмента, тем меньшим он может быть по размеру для получения правовой охраны. 



В деле Infopaq Европейским судом был сделан вывод о том, что использование отрывка из статьи размером в 11 слов является частичным воспроизведением, если данный отрывок представляет собой результат интеллектуального творчества автора. При этом суд указал на необходимость учета как количественного, так и качественного аспектов в делах об использовании части чужого произведения. 

В некоторых (пусть и редких) случаях правообладатель может контролировать даже использование отдельных фраз, словосочетаний. Здесь играют особую роль два обстоятельства. Первое — место размещения словосочетания. Самым выигрышным является включение словосочетания в название произведения, так как в этом случае читатели легко начинают связывать словосочетание с конкретным произведением. Второе — оригинальность, творческий уровень такого названия. 

Суды при решении вопроса о том, распространяется ли контроль правообладателя на использование названия произведения, оценивают прежде всего оригинальность, нетипичность названия и его творческий характер. В качестве существенности части произведения, на которую распространяется контроль правообладателя, могут рассматриваться и персонажи. Для признания его охраноспособным персонаж должен обладать «достаточными индивидуализирующими его характеристиками», к которым относятся внешний вид, характер, различные отличительные черты — особенности движения, голоса, мимика, речь. 

Интерес в рассматриваемом аспекте представляет «стандарт различительной способности», разработанный американскими судами. Его принципами могли бы руководствоваться и отечественные правоприменители. В соответствии с данным стандартом суды устанавливают, насколько высока степень творческой выразительности персонажа при минимальной заурядности. Персонаж пользуется правовой охраной только в том случае, если у него есть конкретные физические и смысловые качества, характеристики, которые позволяют отличить его от иных персонажей. В результате рассмотрения одного реального спора американский суд признал факт нарушения исключительных прав истца на перчатку Фредди Крюгера. 

Истцы New Line Cinema и New Line Productions, совместно именуемые New Line, — правообладатели серии фильмов «Кошмар на улице Вязов». Они предъявили иск о нарушении авторских прав к компании Russ Berrie & Company. Ответчик реализовывал игрушечные перчатки с выступающими пластиковыми лезвиями, похожими на ножи. Как заключил суд, «перчатка Фредди имеет право на защиту авторских прав, потому что авторское право распространяется на составную часть персонажа, которая значительно помогает в идентификации персонажа». 

Отдельно следует рассмотреть вопрос переработки. Использование без каких-либо модификаций, изменений обособляемой части произведения (абзаца, названия, персонажа) не является переработкой как таковой. В этом случае необходимо говорить именно об использовании части произведения как специфической разновидности нарушения. Но это не означает, что к переработкам неприменима доктрина существенной части. При переработке в любом случае используются не все элементы оригинального произведения, ее результат может существенно отличаться от оригинала.

Возникает вопрос: в каких элементах производное произведение должно совпадать с оригиналом, чтобы его использование было подчинено контролю правообладателя оригинала? В этом случае более корректно использовать термин «существенные элементы». 

В такой ситуации также оправданно говорить о количественном и качественном критериях. Если в объекте нарушителя выявляется преобладающее количество признаков оригинала, то можно сделать вывод о переработке. Сложнее оценка в том случае, когда между оригинальным произведением и переработкой есть существенные различия, то есть многие элементы этих объектов не совпадают. Здесь необходимо определить, во-первых, творческий уровень, оригинальность первоначального произведения, во-вторых, значение «повторяющихся» элементов для создания выразительного эффекта, их оригинальность либо, наоборот, общеупотребительный характер. Для нетипичных, характеризуемых высоким творческим уровнем произведений достаточно, чтобы нарушитель воспроизвел лишь основные служащие формированию выразительного эффекта элементы. При использовании произведений с низким уровнем творчества необходимо совпадение множества (большинства) признаков.

Примеры

Позитивный пример Carte Blanche Greetings Ltd. и "Овечка Жужа"

Компания Carte Blanche Greetings Ltd. обратилась с иском к нескольким компаниям о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на персонаж «Овечка “Cottonsocks the Sheep”» аудиовизуального произведения. Компания утверждала, что ответчики вводят в гражданский оборот без ее разрешения товары — игрушку для детей «Овечка Жужа», — воспроизводящие персонаж «Овечка “Cottonsocks the Sheep”». Игрушки в целом были похожи по форме и позе (стилизованная фигурка сидящего барашка), выражению мордочки, наличию серых копыт.

Ответчики представили патент на игрушку «Овечка Жужа». Им удалось доказать, что дизайн игрушки был создан независимо и сходен с созданной ранее овечкой лишь в части неохраняемых, неоригинальных элементов. Так, овечка ответчика отличалась следующими признаками: наличием стилизованной шерстки, загнутой колечками, розовым носом и ушками (в игрушке истца ушки были белыми, а нос голубым), наличием украшения на голове фигурки в виде цветка с голубыми лепестками (у овечки истца на этом месте серая заплатка). Суд, хотя это прямо и не следует из текста постановления, учел, что игрушка истца не обладает значительной оригинальностью, высоким уровнем творческого вклада. Сама по себе фигурка является в целом типичной для детских игрушек, она достаточно реалистично изображает овечку.

Следует согласиться с выводами СИП, отраженным в постановлении от 05.08.20 по делу № А40-80142/2019. Предприниматель потребовал у общества компенсацию за незаконное использование изображения на футболках в виде перевернутого скейтборда, развернутого по диагонали, с дополнительными элементами. В ходе рассмотрения дела выяснено, что сюжеты изображений самостоятельны и объединены лишь темой панковской субкультуры в отношении логотипа с четырьмя черными полосками. Общим является идея изображения перевернутого скейтборда, развернутого по диагонали, однако характер стилизации, особенности формы, элементы декоративного оформления скейтборда различны. Это не позволяет установить ни что изображение на футболке является производным, переработанным произведением, ни что реализованный товар является объектом, созданным на основе образа и с подражанием охраняемому объекту, поскольку не содержит в себе достаточных характерных признаков последнего.


Негативный пример (спор) ООО «Си Ди Лэнд Контакт» против ИП Сочкаловой

Больше вопросов вызывает постановление СИП от 25.02.20 по делу № А31-9334/2018.

ООО «Си Ди Лэнд Контакт» (далее — истец) обратилось в суд с иском к предпринимателю Сочкаловой (далее — ответчик) о взыскании 50 тыс. руб. компенсации за нарушение исключительного права на произведение изобразительного искусства «Ждун». Спорный объект представлял собой фантазийное существо с головой морского слона и телом личинки, выполненным в положении сидя без ног, а также руками человека. Ответчик продавал мягкую игрушку-брелок, названную «Ждун». Игрушка не являлась точной копией скульптуры, между тем в ней угадывался образ известного Ждуна — фантазийного существа с головой морского слона и телом личинки. Истец настаивал на том, что имела место переработка произведения. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении иска. Они исходили из того, что в деле отсутствуют доказательства того, что ответчик реализовал точную копию произведения.

Подробнее см.: Ворожевич А.С. Концепция существенной части произведения как инструмент установления объектных границ исключительных авторских прав // Законодательство. 2021. № 6. С. 18-28.


Источники

  • Это принципиально отличает авторские права от патентных. Исключительные права патентообладателя охватывают лишь объекты, в которых воплотились все признаки формулы изобретения или полезной модели (либо им эквивалентные)
  • Infopaq International v. Danske Dagblades Forening: ECJ 17 Jul 2009
  • См.: Foley K.M. Protecting Fictional Characters: Defining the Elusive Trademark-Copyright Divide Note // Connecticut Law Review. 2009. N 20
  • New Line Cinema v. Russ Berrie & Co., 161 F. Supp. 2d 293, 302 (SDNY2001)
  • Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25.04.17 по делу № А40-137876/2015
Арина Ворожевич

Арина Ворожевич

Партнер, д.ю.н.
Доктор юридических наук, преподаёт на кафедре гражданского права МГУ имени М.В. Ломоносова, ранее работала старшим преподавателем кафедры интеллектуальных прав МГЮА имени О.Е. Кутафина и юристом-экспертом редакции журнала «Юрист компании»

Арина – автор и главный редактор ежемесячного IP...
Комментарии временно не доступны

Обращайтесь
к профессионалам!