+7 495 134 14 62
info@gardium.ru

/

+7 495 665 82 58
Личный кабинет

Позиция Роспатента по заявкам на обозначения, сходные с иностранными

Кто о чем

Роспатент опубликовал свою позицию по вопросу рассмотрения заявок на обозначения, сходные до степени смешения с товарными знаками иностранных заявителей (https://rospatent.gov.ru/ru/news/poziciya-rospatenta-01042022)

Зарегистрировать обозначение

Почему это интересно

Как только западные компании в условиях санкций стали уходить с российского рынка, отечественные предприниматели начали массово подавать в Роспатент заявки на регистрацию в качестве товарных знаков брендов этих компаний. В частности, попытались получить права на такие обозначения, как Dior, Visa, Mastercard, American Express, Audi, Mercedes-Benz, Levi's, Christian Dior, Shiseido, Clarins, Adidas, Reebok, Nike, Coca-Cola, Durex. В СМИ стали появляться материалы под громкими заголовками: «В России могут появиться свои Visa, Mastercard, Adidas» и проч. У потребителей могло сложиться впечатление, что обозначения «одобрены» Роспатентом и скоро окажутся на товарах или вывесках новых предприятий и организаций.

Роспатенту пришлось дать разъяснения. Если коротко, брендово-правового произвола (по крайне мере, пока) не предвидится.

Ключевые тезисы из заявления Роспатента:

  • Подача заявки на товарный знак в Роспатент, ее прием и присвоение порядкового номера не предусматривает автоматическое предоставление правовой охраны представленному к регистрации обозначению. Решение о госрегистрации или отказе принимается Роспатентом после проверки.
  • Наличие ранее зарегистрированного тождественного или сходного товарного знака, известных в России, является препятствием к регистрации заявленного обозначения.
  • Заявки с «резонансными» знаками часто отзываются по инициативе заявителя. Так, заявка на товарный знак «Дядя Ваня» была отозвана заявителем спустя две недели после подачи.

Позицию Роспатента необходимо поддержать. Регистрацию на российских заявителей иностранных брендов нельзя оправдать по нескольким причинам.

Практически все известные бренды уже зарегистрированы западными компаниями в качестве товарных знаков. Некоторые даже в качестве общеизвестных товарных знаков. То есть, в соответствии с п. 6 ст. 1483 ГК РФ, у российских предпринимателей нет никаких возможностей зарегистрировать схожие с ними обозначения в отношении однородных товаров. Регистрация в отношении неоднородных товаров также будет, вероятнее всего, оспорена в связи с со злоупотреблением правом (если речь идет об известных брендах).

Представим себе максимально неблагоприятный сценарий развития ситуации: иностранные компании решают не возвращаться на российский рынок. Проходит три года, в течение которых правообладатель не использует товарный знак на территории РФ. Значит ли это, что правовую охрану такого товарного знака можно досрочно прекратить в соответствии со ст. 1486 ГК РФ, а затем зарегистрировать на российского производителя? Представляется, что и в таком случае ответ должен быть отрицательным. В российской судебной практике сформировался совершенно правильный подход: правовая охрана товарного знака не может быть прекращена, если потребители по-прежнему отождествляют его с конкретным производителем. Все вышеуказанные бренды зарубежных компаний являются достаточно известным, с репутацией. Потребители еще долго будут их помнить и связывать с конкретными источниками происхождения товаров и услуг. В таком случае правовая охрана на них не может быть прекращена по иску заинтересованного лица в связи с неиспользованием.

Тем более неиспользование в связи с санкциями (при определенных условиях) можно рассматривать в качестве «извинительного». Если правообладатель сам покинул российский рынок, суды вряд ли подобным образом квалифицирует неиспользование. Между тем, если ему удастся обосновать, что он не может ввозить товар и вводить его в оборот в связи с решениями государственных органов (как своей страны, так и РФ) и существенными логистическими проблемами, то вполне можно говорить о неиспользовании по независящим от правообладателя обстоятельствам.

Так, при рассмотрении одного из дел (еще после первой волны санкций) СИП РФ посчитал, что экономические санкции — веская причина неиспользования товарного знака. Он руководствовался следующей логикой. Правообладатель, который не использует товарный знак более трех лет, должен указать веские причины его неиспользования, если хочет его сохранить. В качестве таких причин признаются и независящие от правообладателя обстоятельства, которые мешают использовать знак (например, ограничение импорта или другие требования государства в отношении охраняемых знаком товаров или услуг). В данном случае правообладатель — производитель из Европы. Из-за экономических санкций он не вправе импортировать свою молочную продукцию в Россию. Таким образом, он не по своей воле лишен возможности использовать товарный знак.

С позиции функций товарных знаков, исключительные права на них обеспечивают не только и не столько частные интересы правообладателей, сколько общественные потребительские интересы.

Первичными для товарных знаков являются индивидуализирующая и информационная функции. Посредством маркирующих товары, услуги обозначений потребители определяют источник их происхождения, сохраняют представления о характеристиках продукта конкретного производителя. Потребители получают возможность приобретать те товары, характеристиками которых они ранее остались довольны. Создаются препятствия бизнесу субъектов, которые стремятся заработать на неспособности потребителей определить и оценить качество товара. С позиции самих предпринимателей исключительное право на товарные знаки способствует тому, что производители, а не имитаторы будут получать прибыль от вложений в повышение качества производимой продукции. Как следствие, снижаются издержки потребительского выбора, стимулируется конкуренция, повышается качество предлагаемых товаров.

Обозначенные функции товарных знаков корреспондируют с тремя основополагающими аксиологическими ориентирами «права товарных знаков»:

  • поддержанием рыночной транспарентности;
  • недопустимости введения потребителей в заблуждение;
  • добросовестной конкуренцией.

Предоставление российским компаниям возможности зарегистрировать на себя товарные знаки ушедших с рынка иностранных производителей вступит в явное противоречие с вышеуказанными функциями. Потребители, столкнувшись с известным брендом, могут подумать, что вернулся иностранный правообладатель. Они будут вводиться в заблуждение недобросовестными участниками оборота. Российские компании получат возможность паразитировать на чужой репутации и известности; «пожинать там, где не сеяли». Это дестимулирует отечественные компании к тому, чтобы вкладывать средства в развитие собственного бренда, повышение качества товаров или услуг. Будет достаточно захватить чужой бренд. Кроме того, такое решение будет несправедливым по отношению к добросовестным российским предпринимателям, которые занимаются продвижением товаров и услуг под собственными товарными знаками. Они окажутся в заведомо невыигрышном положении с субъектами, паразитирующими на известных западных брендах.

Арина Ворожевич

Арина Ворожевич

Партнер, д.ю.н.
Преподаватель на кафедре гражданского права МГУ имени М.В. Ломоносова

Работала старшим преподавателем кафедры интеллектуальных прав МГЮА имени О.Е. Кутафина

Имеет значительный опыт в сфере работы в юридическом консалтинге, опыт работы инхаус-юристом

Являлась юр...
Комментарии временно не доступны

Обращайтесь
к профессионалам!